Окт
15
2010

Героиновая напасть

Героин опаснее терроризма и разрушительнее алкоголя. Это бич номер один в России, стране с расшатанной демографией, единственном индустриализованном государстве, где ожидаемая продолжительность жизни значительно сократилась за последние тридцать лет (до 60 лет для мужчин). По словам главы Госнаркоконтроля Виктора Иванова, каждый год от употребления героина умирает 30 000 человек, что намного больше списка погибших (13 500) в советско-афганской войне (с 1979 по 1989 годы).

Несмотря на снижение мирового производства опиума (с 8 890 тонн в 2007 году, до 7 754 тонн в 2009 году), Россия потребляет 21% афганского героина, то есть около 70 тонн в год. Владимир Путин даже поставил во главе антинаркотической службы одного из своих самых надежных союзников - Виктора Иванова (как и он, бывшего офицера КГБ), но все напрасно.

Государственным структурам удается остановить лишь 4% идущих в Россию поставок. Неспособные как-то повлиять на ситуацию подчиненные Иванова вынуждены констатировать, что более двух миллионов молодых людей в возрасте от 18 до 39 лет регулярно употребляют наркотики.

Это «потерянное поколение», среди которого особенно велик риск заражения СПИДом, наиболее широко представлено в промышленных городах Урала, на пересечении автомобильных, железнодорожных и воздушных путей сообщения со Средней Азией. Наркотики попадают в Россию через границу с Казахстаном, которую крайне сложно контролировать из-за большой протяженности (7 000 км).

В Средней Азии, бывший шелковый путь и по сей день работает как часы. Такие бедные и подтачиваемые нестабильностью и коррупцией страны, как Таджикистан и Киргизия, превращаются в одни из основных перевалочных пунктов. Одним из центров наркотрафика является киргизский Ош, крупный город на юге страны, где в июне прошла серия кровавых антиузбекских погромов.

«С конца 1990-х годов вся моя семья занимается торговлей наркотиками. Мои дяди, мои родные и двоюродные братья - все они сколотили себе состояние на наркотиках»

- рассказывает узбек из Баткена (город на юг от Оша), прося не упоминать его имени. В стране, где средняя зарплата не превышает 70 евро, доходы от наркотиков действительно представляют собой огромный соблазн. Цена килограмма героина, которая составляет 1500 долларов в Афганистане, достигает 6000 долларов на казахской границе и 50 000 долларов в Москве.

Театр двух масштабных этнических погромов (Узген в 1990 году, Ош и Джелалабад в 2010 году) и двух революций (свержение президента Аскара Акаева в 2005 году и Курманбека Бакиева в апреле 2010 года), Киргизия гниет изнутри из-за серой экономики и держится только благодаря иностранным финансовым инъекциям. Государство является важным звеном в цепи транспортировки героина. Груз перевозят от таджикской границы на юг, в Ош. Отсюда возможны уже две дороги: через Узбекистан на запад или через Казахстан на север. В Россию.

Разделение труда осуществляется в соответствии с этническими реалиями юга Киргизии. «Узбеки возят, киргизы руководят», - поясняет наш собеседник. Как и на всем постсоветском пространстве, в обороте наркотиков замешаны правоохранительные органы и высокопоставленные региональные чиновники: «Здесь невозможно провезти что-либо без согласия местных властей, которые берут себе до 70% от сделки», - отмечает он. Не удивительно, что за последнее время на юге страны резко выросло влияние местных «царьков», которые готовы пойти даже на открытый конфликт с центральной властью.

Во время пятилетнего правления президента Бакиева (он родом с юга страны) наркоторговля расцвела пышным цветом. В 2008 году президент без объяснений причин закрыл службу по борьбе с оборотом наркотиков при министерстве внутренних дел. В 2009 году он упразднил Агентство по контролю наркотиков. Параллельно с этим он создал фонд инвестиций и инноваций (происхождение вложенных в него средств власть, разумеется, не волновало), который отдал в управление своему сыну Максиму. Сейчас президент Бакиев находит в изгнании в Минске, однако его сторонники по-прежнему очень сильны. Его брат Жаныш, который ранее возглавлял силы безопасности страны, сегодня проводит большую часть времени в поездках между южной Киргизией и Таджикистаном. Еще одним доказательством их силы стала победа их партии «Ата-Юрт» на парламентских выборах 10 октября. Таким образом, «южане» становятся главной силой нового законодательного собрания, которое является ключевым элементом проекта парламентской республики президента Розы Отунбаевой.

Парламентаризм, возможно, и разрядит обстановку на киргизской политической арене, однако никак не отразится на объемах наркотрафика. «Самая страшная проблема - даже не наркобизнес, а наркокоррупция», - рассказал российский аналитик Александр Зеличенко в интервью «Комсомольской правде». Даже если Таджикистан, Киргизия и Казахстан приложат больше усилий для ужесточения пограничного контроля, сделать что-то с коррупцией высокопоставленных чиновников и служащих правоохранительных органов в Средней Азии и России, кажется, совершенно невозможно.

1 июля 2009 года двое сотрудников российского наркоконтроля были найдены мертвыми от передозировки в своих кабинетах на западе Москвы. Следователи сразу же заявили о «пищевом отравлении». Может быть дело в том, что одна из жертв, Константин Хрусталев, был зятем бывшего агента КГБ и телохранителя Бориса Ельцина генерала Коржакова? Это не говоря уже о многочисленных случаях сговора наркоторговцев и представителей служб безопасности. Да и вообще, само название антинаркотической службы производит довольно-таки странное впечатление: «Федеральная служба по контролю за оборотом наркотических средств». Как если бы ее задача состояла не в том, чтобы положить конец наркотрафику, а в том, чтобы его контролировать!

Комментарии (3)

Аватар пользователя netsurfer

В Свердловский областной суд направлено дело в отношении Виталия и Гарика Чалдаллаковых, Фуада Алиева, Владика Даллари, которые обвиняются по статье «незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов» и «контрабанда»., сообщается на официальном сайте Генпрокуратуры России.

С января по март 2009 года обвиняемые занимались перемещением контрабандным путем из Азербайджана в Россию особо крупных партий наркотического средства – гашиша, замаскированного в рулонах клеенки под видом легально ввозимого груза, с целью его дальнейшего незаконного сбыта.
В Россию было ввезено около трех особо крупных партий наркотического средства – гашиша, общей массой более 1 289 кг на сумму 650 млн рублей

Аватар пользователя netsurfer

А вот еще про наркоту :

Руководитель ФСКН России Виктор Иванов считает появление центров, аналогичных нижнетагильскому «Городу без наркотиков», глава которого Егор Бычков был приговорен к трем с половиной годам лишения свободы за насильственное лечение наркоманов, стихийной реакцией общества на рост наркомании.
«Хотел бы привлечь снимание к ситуации в Нижнем Тагиле и к проблеме в целом. По сути феномен Бычкова - это стихийная реакция общества, связанная с погружением в пучину наркомании. Проблема стоит очень остро, но не всегда на нее обращают внимание», - сказал Иванов на пресс-конференции.
Он подчеркнул, что ситуация в Нижнем Тагиле аналогична ситуации во всех малых городах России.
«Доминирующий фактор формирования такой ситуации в нашей стране то, что страна буквально завалена афганским героином», - сказал Иванов

Аватар пользователя ronin

Вот про этого перца :

В Нижнем Тагиле завершился скандальный процесс над главой местного фонда "Город без наркотиков" 23-летним Егором Бычковым. Суд признал его виновным в похищении наркоманов и их незаконном удержании в реабилитационном центре. Это решение вызвало бурные протесты общественности, представители которой в один голос заявляют, что Бычков стал жертвой коррумпированных чиновников.

Прокурор требовал для борца с наркоманией 12 лет лишения свободы. Суд дал только три с половиной года колонии, но строгого режима. Также были осуждены 28-летний Александр Васякин и 20-летний Виталий Пагин. Васякин, приговоренный к четырем годам лишения свободы, будет отбывать срок в колонии строгого режима, как и Бычков. Пагин на момент совершения преступления был несовершеннолетним, поэтому суд ограничился назначением ему условного наказания.

Бычкову вменялись похищение и незаконное лишение свободы, совершенное группой по предварительному сговору. Также в деле фигурировали статьи "истязание" и "побои". Жертвами преступлений Бычкова следствие назвало семь человек, проходивших реабилитацию.

В материалах дела говорится, что подсудимые в ноябре 2007 года создали коммерческую фирму "Город без наркотиков", при которой открылся реабилитационный центр, оказывавший платные услуги по избавлению от пагубной зависимости.

По данным прокуратуры, согласие на реабилитацию давали не сами наркоманы, а их родители, которые платили от 10 тысяч до 25 тысяч рублей. Будущих пациентов с ведома родителей похищали и доставляли в центр, в котором к ним применяли немедицинские методы для формирования "стойкой антинаркотической устойчивости".

Сам Бычков утверждает, что все было законно: с родителями наркомана заключался договор, также получалось согласие на пребывание в реабилитационном центре и от самого наркомана. Далее следовал трехнедельный карантин, во время которого пациент был прикован к постели наручниками, причем, по словам Бычкова, это делалось по собственному желанию. Карантин сопровождался ограничениями в питании, которое состояло только из воды, хлеба, лука и чеснока - такая диета, по мнению создателей центра, была необходима для скорейшего вывода наркотиков из организма.

Дальнейшее пребывание в центре, который, к слову, располагался в помещении православного прихода, должно было продолжаться от полугода до года. Пациенты могли свободно перемещаться в пределах заведения, заниматься спортом и работать, для чего их обучали необходимым профессиональным навыкам. Кроме того, православные священники проводили с ними духовно-воспитательную работу.

Уральские СМИ называют Бычкова человеком, бросившим вызов наркоторговцам. В интервью изданию ”ЕкатеринбургNews Бычков рассказывал, что в Нижнем Тагиле (всего в городе проживают более 370 тысяч человек) каждый 15-й житель наркоман, и дело против него инициировано коррумпированными чиновниками.

Всего через центр за время его работы, а это где-то около полугода, прошли примерно 30 человек. Со слов Бычкова, в мае 2008 года, после серии проверок центра прокуратурой и милицией, ему сказали, что заведение работает незаконно, пояснив, что вскоре это будет доказано в судебном порядке. При этом было выдвинуто требование о немедленном прекращении деятельности центра.

Бычков убежден, что пациенты центра подвергались давлению со стороны сотрудников правоохранительных органов и под этим давлением согласились оговорить его, заявив, что находились на реабилитации не по своей воле. Стоит отметить, что ни один из потерпевших в суд не явился.

На сторону борцов с наркоманией встала Общественная палата Свердловской области, которая требует провести дополнительное расследование. Ее поддержали популярные деятели культуры, такие как лидер группы "Чайф" Владимир Шахрин, который передал материалы о деле Бычкова президенту России Дмитрию Медведеву.
Также большую поддержку Бычкову оказал и оказывает Евгений Ройзман, основатель первого фонда "Город без наркотиков", который был образован в Екатеринбурге в 1999 году. Нижнетагильский "Город без наркотиков" является самостоятельным юридическим лицом и структурно никак не связан с екатеринбургским фондом. То же самое касается и аналогичных организаций в других городах России.

Самодеятельные борцы с наркоманией, хотя и заслужили одобрение значительной части населения в регионах с большим количеством наркозависимых жителей, периодически подвергаются критике за незаконные действия, в том числе и такие, из-за которых был осужден Бычков.

Также внимание привлекали и акции, направленные против предполагаемых наркоторговцев. Если в одних случаях активисты только собирали информацию о торговле наркотиками и передавали ее правоохранительным органам, то в других случаях дело доходило до насильственной расправы над подозреваемыми в наркоторговле. Кроме того, ряд публичных мероприятий был направлен в целом против цыган и таджиков, которых активисты считают ответственными за одурманивание населения в российской глубинке.

Несмотря на то, что действия Бычкова и его единомышленников зачастую находятся на грани закона, а то и за этой гранью, подобные инциденты являются сигналом о том, что власти и правоохранительные органы не справляются с таким общественным злом, как наркомания. И неудивительно, что люди пытаются справиться с преступностью самостоятельно.

Доступность тяжелых и вызывающих быстрое привыкание наркотиков, таких как героин; этнические преступные группировки, деятельность которых не могут или не желают пресечь компетентные органы - это только часть проблемы, которую пытаются решить Ройзман, Бычков и их сторонники.

Но с социальными причинами героиновой наркомании - а это прежде всего бич депрессивных регионов - усилиями одной лишь общественности не совладать. Тут нужна воля государства. Иначе, причем совсем скоро, будет поздно.

От себя лично :

А где гарантия того, что эти "борцы" сами не подсаживали своих "пациентов" на герыч ?

Все права защищены и охраняются законом. © 2009-2012 "QSec. Вопросы безопасности", © 2010 "ООО "ИД "Янтарный терем". Почтовый адрес: 236006  г. Калиниград, ул. Геологическая д.1
; тел/факс (4012) 960305; тел. (4012) 779-600
; е-mail - vb.kaliningrad@mail.ru

При поддержке Информационно-Аналитического Центра (ИАЦ) Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ) России
Автоматизированное извлечение информации без согласования с редакцией ресурса запрещено. При использовании материалов гиперссылка обязательна.
Для замечаний и предложений используйте контактную форму для зарегистрированных пользователей.
Правила использования материалов, опубликованных на сайте ИАП "Вопросы безопасности" и Соглашение о конфиденциальности.
О портале   О журнале "Вопросы Безопасности"