Июн
28
2010

Криминальная глобализация

Пока мир боролся с международным терроризмом, организованная преступность вышла на новые бизнес-рубежи.

Антонио Мария Коста, исполнительный директор Управления ООН по борьбе с наркотиками и преступностью — специально для "Огонька"

О том, что такое организованная преступность, знают, кажется, все. Когда-то в Италии ее называли "мафия", в других странах — "картель", "синдикат", "якудза", "триада". Но все эти группировки были явлением национальным: они почти никогда не пытались наладить международные связи и старались не пересекать границы государств.

Все изменилось 20 лет назад. Коллапс коммунистической системы и конец холодной войны превратили планету в одну большую деревню. А свободное перемещение людей, капиталов, товаров и услуг, которое принято называть глобализацией, способствовало экономическому росту сначала в Азии, потом в Латинской Америке и Восточной Европе.

Глобальный бизнес

Безусловно, глобализация помогла распространению демократии, знаний и более справедливому перераспределению капитала. Но одновременно границы государств открылись и для оргпреступности. Я могу привести вполне реальный пример: в ноябре 1989 года, когда рухнула Берлинская стена и сотни тысяч людей устремились на Запад, итальянская полиция перехватила телефонный разговор между одним из боссов мафии и его "лейтенантом" в Западном Берлине. "Они все бегут на Запад, а ты, мой друг, поедешь на Восток и будешь скупать все, что сможешь",— приказал босс. "Что именно?"— не понял "лейтенант".— "Гостиницы, рестораны. Покупай промышленные компании. Покупай все, что сможешь найти".

Именно этот процесс потом назвали "глобализация", хотя босс мафии в 1989 году не слышал этого слова.

Спустя 20 лет организованная преступность превратилась в глобальный бизнес. Только объем рынка наркотиков в мире сравним с ежегодным ВВП Швеции, считающейся 20-й крупнейшей экономикой мира: те же 300 млрд долларов. Можно говорить и о диверсификации преступности. В ней появились самостоятельные отрасли: отмывание денег, похищение личных данных, добыча полезных ископаемых (от алмазов до нефти), киберпреступность, незаконная перевозка людей. Мы не представляем себе истинных объемов этого бизнеса.

Международные преступные группировки добились впечатляющих успехов в бизнесе потому, что они нарушают общепринятые правила. Парадоксально, но они не только контролируют незаконное производство и торговлю. Они продают и вполне легальные товары, полученные нелегальным путем. Перевозка промышленных отходов в Африку или контрабанда сигарет из балканских государств являются типичными примерами того, как вполне легальные товары распространяются в обход законов. С другой стороны, производство и продажа подделок, произведенных в Юго-Восточной Азии, являются примерами вполне законной торговли нелегальным товаром.

Организованные преступные группы стараются избегать ненужного риска и поэтому больше не считают нужным "работать" в границах одного государства. Западная Африка сегодня подвергается атаке латиноамериканских наркокартелей потому, что традиционные пути перевозки кокаина в Европу и Северную Америку находятся под достаточно жестким контролем. Мы наблюдаем, как в регионе, прилегающем к пустыне Сахара, создаются новые базы преступных группировок, действующих вместе с террористами из "Аль-Каиды" и честно делящих с ними прибыль.

Свободное перемещение товаров, в том числе и военного назначения, изменило и расстановку сил. Неграмотные пираты в Сомали захватывают океанские танкеры и сухогрузы, используя системы спутниковой связи и навигации. Целые районы Африканского Рога превратились в крупнейшие "офшорные зоны", где свободно продается оружие, горючее, где торгуют редкоземельными металлами и предлагают рабов.

В развитых странах оргпреступность делает ставку на коррупцию. В странах Евросоюза и в США мафия легко обходит таможенные запреты, используя подконтрольные морские порты.

Особняком стоит торговля оружием. В отличие от наркотиков и поддельных часов тот же автомат Калашникова является "продуктом долговременного использования". Срок его службы почти не ограничен, нужно только закупать боеприпасы. Именно поэтому стрелковое оружие стало своего рода валютой в международных операциях, проводимых преступными группировками.

При этом география перемещения этого оружия всегда одинакова: из стран, обладающих наибольшими его запасами, в страны третьего мира, где начинается (или продолжается) очередной кризис. Запасы, накопленные в свое время странами Восточной Европы и бывшими республиками СССР в течение всех 1990-х, стали главным источником снабжения сторон во всех конфликтах — от Анголы до Зимбабве.

Комплекс факторов привел к тому, что одним из крупнейших игроков на этом рынке стала Украина. В мире приемлемым соотношением считается наличие двух единиц огнестрельного оружия на каждого военнослужащего национальных сил. На Украине это соотношение было таким: 54 : 1. Плюс к этому национальный авиапарк страны располагал большим количеством транспортных "Антоновых" и "Илюшиных". Прибавьте к этому прорехи в законодательстве, коррумпированность властей, общую нестабильность и вы получите ситуацию, в которой "торговцы смертью", вроде Виктора Бута или Леонида Минина, могут нажить миллионы.

Когда мы говорим о международной преступности, то должны представлять себе не только сумрачных персонажей в кожаных куртках и с пистолетом за пазухой. Их существование было бы невозможно без людей, которых в Италии называют la mafia Borghese — "беловоротничковой преступностью".

В современном мире преступное сообщество не может существовать само по себе. Ему нужна помощь, и организованные группировки за нее щедро платят: адвокатам, спасающим от тюрьмы, банкирам, помогающим отмыть деньги, аудиторам, советующим, как уйти от налогов, и так далее.

Уроки кризиса

Мировой финансовый кризис предоставил международным преступным группировкам новые возможности. В условиях кризиса ликвидности только мафия располагала достаточным количеством наличного капитала. Эти наличные и позволили ей проникнуть в банковский сектор, раздавая кредиты, скупая обесценившиеся пакеты акций и назначая своих членов советов директоров.

Знали ли правительства ведущих держав мира о том, что происходит? Безусловно. Ровно 10 лет назад, обеспокоенные ростом преступности, государства подписали Конвенцию ООН о противодействии транснациональной преступности. Смогли ли правительства ведущих держав мира использовать этот инструмент? Безусловно, нет.

Несмотря на заявления политиков, в последние годы борьба с международной организованной преступностью отошла на второй план. Главной целью была признана борьба с международным терроризмом. А вместе со сменой приоритетов изменилось и направление финансовых потоков: основные средства пошли не полицейским структурам, а ведомствам, отвечающим за борьбу с терроризмом. В результате организованная преступность представляет сейчас куда большую угрозу, чем в 2003 году, когда Конвенция ООН вступила в силу. Так что прошедшую декаду вполне можно назвать потерянным десятилетием.

Все права защищены и охраняются законом. © 2009-2012 "QSec. Вопросы безопасности", © 2010 "ООО "ИД "Янтарный терем". Почтовый адрес: 236006  г. Калиниград, ул. Геологическая д.1
; тел/факс (4012) 960305; тел. (4012) 779-600
; е-mail - vb.kaliningrad@mail.ru

При поддержке Информационно-Аналитического Центра (ИАЦ) Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ) России
Автоматизированное извлечение информации без согласования с редакцией ресурса запрещено. При использовании материалов гиперссылка обязательна.
Для замечаний и предложений используйте контактную форму для зарегистрированных пользователей.
Правила использования материалов, опубликованных на сайте ИАП "Вопросы безопасности" и Соглашение о конфиденциальности.
О портале   О журнале "Вопросы Безопасности"