Окт
15
2010

Мэрский размен Игоря Левитина или почему глава Минтранса попал в "список четырех"

Затянувшаяся интрига с назначением нового столичного градоначальника почти неделю будоражит СМИ. Список кандидатов, представленный на рассмотрение Дмитрию Медведеву, ситуацию не прояснил. Помимо двух бывших соратников опального Юрия Лужкова, появление которых обусловлено «техническими» соображениями, в число претендентов на пост градоначальника вошли два человека из федеральной вертикали власти – вице-премьер Сергей Собянин и министр транспорта Игорь Левитин. Кандидатура бывшего губернатора Тюменской области, который имеет опыт управления регионом, вопросов не вызывает. Зато появление в утвержденном президентом списке министра транспорта, до сих пор считавшегося «человеком Путина», явно свидетельствует о смене политических предпочтений министра.

Трудно найти более «оригинальную» кандидатуру на пост московского мэра. Игорь Левитин никогда не руководил даже муниципальным районом, вся его карьера прошла на железнодорожном транспорте, а последние шесть лет он возглавлял одно из самых скандальных министерств России. Но самое главное, что совершено лишенный навыков кремлевского политеса Левитин всю свою чиновную жизнь принадлежал к числу выдвиженцев Владимира Путина. Может, именно поэтому, пользуясь доверием и покровительством влиятельного премьер-министра России, без тени сомнения вступал в спор с любым представителем федеральной вертикали власти.

Оправдываться за грехи своего ведомства Игорь Левитин, похоже, и не собирался. Понятно, что в глазах вышестоящего руководства такая позиция министра расценивалась как открытый вызов. Поводом для обострения ситуации стало гневное замечание президента Медведева относительно стоимости и качества российских дорог. В ноябре 2009 года в выступлении перед Федеральным собранием глава государства прямо обвинил Минтранс и его главу в завышении цен на автомобильные дороги. По словам президента, «…в российской дорожной отрасли не наведен элементарный порядок, а строительство ведется по завышенным в разы расценкам». Глава государства оперировал цифрами. Оказывается, за время пребывания Игоря Левитина на посту министра в России стали строить в два-три раза меньше дорог, а стоимость километра обычной дороги с твердым покрытием в России уже давно превысила стоимость аналогичного километра немецкого автобана (12–15 млн. евро). Так, километр скоростной трассы Москва–Санкт-Петербург, проходящий через злополучный Химкинский лес, обойдется бюджету в полновесные 50 млн. долларов. Причем качество дорожного покрытия подобных автомагистралей, проложенных стараниями российских дорожников, недотягивает даже до уровня западногерманского проселка.

Решение проблемы Дмитрий Медведев увидел в усилении контроля, поручив правительству «привести технологии и стоимость строительства дорог в соответствие с общепринятыми международными стандартами». То есть, по сути, глава государства прямо намекнул на то, что профессионализм сотрудников Минтранса не слишком, мягко говоря, соответствует уровню поставленных перед ведомством задач. Понятно, что на такой демарш Дмитрия Медведева правительство могло ответить только совершенно определенным образом. Вскоре после президентского «разноса» Левитин подвергся публичной критике со стороны Владимира Путина за «неудовлетворительное» качество дорог. Зато реакция самого главы Минтранса удивила многих экспертов. На специально созванной пресс-конференции Левитин заявил, что «дорога дороге рознь» и вообще Россию не с чем сравнивать. А решать, сколько должен стоить километр трассы, должны не политики, а профильные специалисты.

К началу нынешнего года угроза «персонального дела» приобрела зримые очертания президентского гнева. При таких обстоятельствах чиновник неизбежно становился разменной пешкой в сложных взаимоотношениях Кремля и Белого дома. Нажим Кремля, сопровождавшийся публичной поркой чиновника в СМИ, практически не оставил Левитину времени на размышление. Министру, похоже, пришлось сделать нелегкий выбор, обменяв покровительство одного руководителя государства на гарантии неприкосновенности со стороны другого.

Первые признаки смены политической ориентации Игоря Левитина проявились еще весной. Вопреки своему обыкновению он без споров, дисциплинированно выполнил поручение Дмитрия Медведева, подготовив законопроект по созданию Федерального дорожного фонда. Затем Левитин хранит благоразумное и несвойственное ему молчание по поводу Химкинского леса в разгар конфликта Кремля с московским мэром. Фактически Минтранс отказался встать на защиту дорогостоящего проекта строительства автомагистрали Москва–Санкт-Петербург, который до этого момента считался главным «детищем» дорожного ведомства. Более того, Игорь Левитин не счел нужным обозначить поддержку позиции Владимира Путина, который неоднократно заявлял о том, что строительство трассы идет в полном соответствии с законом. Конечно, на судьбе магистрали этот поступок практически не отразился. Но широчайший общественный резонанс вокруг проекта, последовавший затем мораторий президента на продолжение строительства и гневная реакция Юрия Лужкова привели к развязке противостояния между Кремлем и столичным мэром. Лояльность Игоря Левитина президенту уже не вызывала сомнений. Правда, как и раньше, полностью гарантировать дальнейшее пребывание министра в составе правительства Путина глава государства, судя по всему, не мог. Зато Игорь Левитин появился в списке из четырех возможных преемников Юрия Лужкова. Заметим – в отличие от Сергея Шойгу, который среди прочих федеральных чиновников отличается на редкость покладистым характером.

Удастся ли бывшему протеже Владимира Путина с успехом сыграть за другую команду, покажет время. Пост главы Москвы для него может стать трамплином в большую политику. К тому же, конечно, уровень мэра столицы – уровень более чем высокий. В России, как известно, влияние чиновника определяется тем, какие финансовые потоки он контролирует. Понятно, что по сравнению с финансовыми потоками российской столицы бюджеты Минтранса выглядят скромными. Другое дело, насколько грамотно этими потоками чиновник распоряжается. Известно, что денег на те же дороги у Минтранса много, а вот сами дороги почему-то строятся плохо.

Но самая главная проблема – изменилось ли отношение Владимира Путина к Игорю Левитину, стал ли он чужим в команде премьер-министра? И насколько он нужен главе государства? Пока создается впечатление, что глава Минтранса является лишь фигурой в кремлевской комбинации. Однако стоит заметить, что бывший президент России очень щепетилен в вопросах личной преданности и лояльности. Напомним, что именно попытка воспользоваться расколом во властном тандеме России привела к отставке одного из политических тяжеловесов страны. Обмен доверия Владимира Путина на мэрское кресло может стать фатальным для любого чиновника.

Читать полностью: http://www.ng.ru/moscow/2010-10-15/8_levitin.html

Комментарии (1)

Аватар пользователя ronin

Вопрос уже решенный. Давно. Иначе затевать "пролет кепки над Москвой" не было никакого смысла. В списке самый весомый - Собянин, если Президент выберет не его, то зачем же тогда его включали в список ?

Все права защищены и охраняются законом. © 2009-2012 "QSec. Вопросы безопасности", © 2010 "ООО "ИД "Янтарный терем". Почтовый адрес: 236006  г. Калиниград, ул. Геологическая д.1
; тел/факс (4012) 960305; тел. (4012) 779-600
; е-mail - vb.kaliningrad@mail.ru

При поддержке Информационно-Аналитического Центра (ИАЦ) Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ) России
Автоматизированное извлечение информации без согласования с редакцией ресурса запрещено. При использовании материалов гиперссылка обязательна.
Для замечаний и предложений используйте контактную форму для зарегистрированных пользователей.
Правила использования материалов, опубликованных на сайте ИАП "Вопросы безопасности" и Соглашение о конфиденциальности.
О портале   О журнале "Вопросы Безопасности"