Мар
29
2010

Взрывы в метро

Мнение Президента НАСТ России Дмитрия Фонарёва.

Дмитрий Фонарёв: Первое, с чего нужно начать ответвечать на вопросы об этой ужасной трагедии в московском метро - это определиться в терминах.
Заказное убийство - реализация преступного замысла по личным мотивам.
Терроризм - это способ достижения цели с использованием витальной (смертельной) угрозы. Дубровка, Беслан, Буденновск - это чистой воды терроризм. Были заложники, были условия.
11.09 - Нью Йорк, "Невский Экспресс", 29.03 Метро - это мотивированное массовое убийство. Никто не выдвигал никаких условий. Просто убивали людей.

Qsec: В чем разница?

Д.Ф.: В мотивах преступления и соответственно, методах борьбы.
Не важно, что говорит закон, определяя термин "терроризм". Важно, что говорят люди, которые призваны с ним бороться.
А они спрашивают: " Вы хотите бороться или уничтожить то, что вы называете терроризмом?"
В чем разница? В конечной цели, и соответственно формах, методах, силах, средствах и правовой базе либо "борьбы", либо "уничтожения".
Бороться можно бесконечно и у борьбы есть правила. Уничтожать нужно в сроки. И для этого профессионалам нужны полномочия.
Терроризм придумали политики во времена Великой французской революции - Марат, Робеспьр и другие. Лидеры были убиты очень скоро, но их МЕТОД жив до сих пор.
Бороться с терроризмом, как с методом - бесполезно. Это образ мышления. А вот террористов нужно уничтожать. Иначе они уничтожат любого из нас. Нельзя силой разоружить убеждения.

Qsec: Можно ли говорить о беспомощности правоохранительных служб, если речь идет о террористах смертниках?

Д.Ф.: Ни в коем случае. Какая разница террорист, шпион, бандит, смертник или сумасшедший Евсюков? Беспомощность спецслужб состоит в том, что перед ними стоят нереальные цели. В отдельных случаях им не хватает сил, средств и правовых основ.

Qsec: Что можно противопоставить такой угрозе?

Д.Ф.: Современные технологии и профессионализм.

Qsec: Возможно ли, хотя бы теоретически, действенное участие передовых технологий обеспечения безопасности?

Д.Ф.: Они уже применялись во второй чеченской войне и не только.

Qsec: Какие?

Д.Ф.: Метаконтакт - получение информации в состоянии измененного сознания.
Это вполне может заменить отсутствие агентурного аппарата.

Qsec: Какие технологические разработки могли бы, пусть даже частично, работать на пресечение террактов?

Д.Ф: Разработки в/ч 10003 - не частично, а полностью.

Qsec: Или это утопия?

Д.Ф.: Никакая это не утопия. Прочтите книги "За гранью познанного" или "Путеводитель по вечности". 15 апреля я лечу в Румынию на презентацию своей книги "Метаконтакт". На русском она естественно, есть, но нет времени связаться с ее изданием. Там объясняется, как это работает на примере спецслужб.

Qsec: Что можно сказать о психологическом эффекте террактов - насколько тяжелы их последствия для общественной стабильности?

Д.Ф.: К ним привыкают. Их начинают использовать в своих личных целях - попиариться "на костях", бороться с терроризмом становится очень модно. Кто только не борется - "специалисты" и "эксперты", интеллигенция, оппозиция, артисты и ученые, журналисты и активисты...
Только спецслужбы отвечают за результат. Они всегда виноваты. Потому что получают за это деньги. А денег всегда мало...
Общественная стабильность в современном обществе - это и есть утопия.
Обществу нужно говорить, во что верить, а не что делать. Нужно менять сознание.
Две тетки, которые унесли с собой полсотни человек в метро - были частью нашего общества.

Qsec: Почему они это сделали?

Д.Ф.: Кровную месть никто не отменял, точно так же как и религиозный фанатизм. Они хотели умереть гораздо сильнее, чем пассажиры в метро хотели жить...

Qsec: Что можно сказать о действиях властей, правоохранительных органов, особенно - в части предупреждения террактов?

Д.Ф.: Они не в состоянии это делать по многим причинам. Общество должно это осознать и измениться. Иначе оно будет поедать само себя.

Qsec: Можно ли говорить о том, что террористы-смертники делают практически невозможной эффективную работу, в том числе, и телохранителей?

Д.Ф.: Наблюдение - основной прием несения постовой службы. Вероятность проезда охраняемого лица в метро стремится к 5%.
Не нужно паранойи. Посмотрите еще раз фильм "Можно ли изменить дату смерти".
Поймите, что смерть - это просто уход за ненадобностью...

QSec

Комментарии (1)

Аватар пользователя corner

Первый теракт в истории Московского метрополитена произошел 8 января 1977 года. Тогда в Москве почти одновременно произошли три взрыва. В поезде метро между станциями Измайловская и Первомайская прогремел взрыв, в результате чего 7 человек погибло и 37 получили ранения различной степени тяжести.

Немного спустя в Москве произошли еще два взрыва: один – в гастрономе на улице Дзержинского (ныне улица Большая Лубянка), второй на улице 25 Октября. Информация о терактах появилась в СМИ только спустя два дня. Спустя три месяца по обвинению в организации взрывов были арестованы трое выходцев с Кавказа. Суд над ними был тайным. Все фигуранты были приговорены к смертной казни.

11 июня 1996 года в поезде между станциями "Тульская" и "Нагатинская" взорвалось самодельное взрывное устройство: 4 человека погибли, 14 получили различные ранения. От взрыва один вагон был разрушен, другие повреждены. Пассажирам пришлось пешком добираться до ближайшей станции. Взрывное устройство фугасного типа, эквивалентное по мощности одному килограмму тротила, было заложено под сиденье вагона, где находилось техническое оборудование состава. 7 декабря 1997 года были задержаны двое подозреваемых в совершении теракта, имена которых не разглашались. Ответственность за взрыв на себя взяли чеченские сепаратисты, однако многие источники позднее не подтверждали эти сведения. Самые известные из полевых командиров чеченских сепаратистов того времени – Шамиль Басаев и Салман Радуев – не делали заявлений о своем отношении к этому теракту.

8 августа 2000 года прогремел взрыв в подземном переходе у станции метро "Пушкинская" в центре Москвы. 13 человек погибли, более 90 получили ранения.

5 февраля 2001 года в 18.45 взрыв произошел на станции "Белорусская". Бомба была заложена под мраморную скамью, расположенную на платформе. Благодаря большому весу скамьи, которая смягчила удар, последствия взрыва были не столь большими.

6 февраля 2004 года в Московском метро произошел еще один теракт. В 8.30 взрыв прогремел в поезде, на перегоне между станциями "Автозаводская" и "Павелецкая". Взрывное устройство мощностью 4 килограмма в тротиловом эквиваленте привел в действие террорист-смертник. В результате взрыва погиб 41 человек, не считая самого террориста. Свыше 250 получили ранения.

31 августа 2004 года в 20.50 по московскому времени смертница совершила теракт у вестибюля станции "Рижская". Погибли 10 человек, а также сама террористку и ее сообщник. Около 50 человек получили ранения различной степени тяжести.
Николай Кипкеев, случайно погибший сообщник террористки, был дважды судимым главой "карачаевского джамаата". По данным следствия, он был причастен и к взрывам автобусных остановок в Воронеже.
Дела о взрывах на "Рижской", на перегоне "Автозаводская" – "Павелецкая" и в Воронеже позже были объединены в одно, трое сообщников террористов были осуждены.

4 мая 2007 года в окрестностях северного вестибюля станции метро "Профсоюзная" был обнаружен пакет со взрывчаткой. Вестибюль был оцеплен примерно на сутки.

Все права защищены и охраняются законом. © 2009-2012 "QSec. Вопросы безопасности", © 2010 "ООО "ИД "Янтарный терем". Почтовый адрес: 236006  г. Калиниград, ул. Геологическая д.1
; тел/факс (4012) 960305; тел. (4012) 779-600
; е-mail - vb.kaliningrad@mail.ru

При поддержке Информационно-Аналитического Центра (ИАЦ) Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ) России
Автоматизированное извлечение информации без согласования с редакцией ресурса запрещено. При использовании материалов гиперссылка обязательна.
Для замечаний и предложений используйте контактную форму для зарегистрированных пользователей.
Правила использования материалов, опубликованных на сайте ИАП "Вопросы безопасности" и Соглашение о конфиденциальности.
О портале   О журнале "Вопросы Безопасности"