11 Дек, 2017

"Записки учащегося" от ПТВ Глава 4. Всеобщее информационное поле. Часть 4

Окончание четвертой главы материала глубокоуважаемого источника ПТВ, который раскрывает некоторые аспекты взаимодействия человека с такой частью мироздания как информационное поле. Особенный интерес с точки зрения портала вызывает восьмая часть четвертой главы - "О совершенном обществе".

Третья сила на Кавказе

Подборка по теме материалов от наших читателей.

В феврале нынешнего года в Кабардино-Балкарии (КБР) заявила о себе новая сила. Ее участники именуют себя «Антиваххабиты – Черные ястребы». Целью этой организации является борьба с исламистским подпольем, которое год от года наращивает свою активность на территории республики.

Статистика говорит сама за себя. В течение 2010 года в КБР было произведено около 50 террористических и диверсионных атак, а локальные режимы КТО вводились дважды. При этом в городе Тырнауз этот режим действовал почти два месяца (с 20 октября по 25 декабря), а в ходе спецоперации на этом направлении были задействованы более 400 сотрудников правоохранительных структур. Кроме КТО, на территории республики в мае 2010 года вводился режим Специальной комплексной профилактической операции (СКПО), который фактически является облегченным вариантом первого режима. В июне прошлого года президент КБР Арсен Каноков дал добро на ввод в республику смешанного контингента по борьбе с экстремизмом. Из тех данных, которые озвучивали правоохранительные структуры, стало известно, что на территории Кабардино-Балкарии действуют около 700 членов различных подпольных формирований боевиков.

Похоже, что многих в республике такое положение дел не устраивает. В ночь с 5 на 6 февраля у дома, где проживает семья Астемира Мамишева, находящегося в федеральном розыске и подозреваемого в причастности к ряду террористических акций, была обнаружена записка от имени «Черных ястребов». В ней говорилось следующее: «Предупреждение! Если ваш сын убьет еще хоть одного жителя Кабардино-Балкарии, вы будете уничтожены». До этого времени в КБР никто не слышал и не говорил о существовании антиваххабитской организации, хотя на многочисленных форумах и блогах звучали призывы к тому, чтобы семьи боевиков несли ответственность за своих нерадивых родственников. Озвучивались также и тезисы о необходимости создания добровольных народных дружин и едва ли не ополчения.

Теперь, кажется, от слов решили перейти к делу. Во-первых, «ястребы» не ограничились письмом семье Мамишева. Они бросили во двор бутылки с зажигательной смесью. Во-вторых, помимо действий в отношении конкретной семьи, по КБР начали гулять листовки «ястребов», призывающие положить конец «религиозной диктатуре». В интернете появились видео-обращения, которые трудно однозначно идентифицировать, однако, их идейно-политическая направленность предельно ясна. Она обращена против исламских радикалов: «За вас объявили награду – два миллиона. Нам эта награда не нужна – мы ликвидируем вас бесплатно». Впрочем, и националистический элемент здесь также присутствует: «Никогда в истории не было такого, чтобы адыг или балкарец подчинялся каким-то чеченцам. Ты, Джапуев (»эмир« одного из структурных подразделений так называемого »Эмирата Кавказ«) открыто заявил, что твой хозяин Доку Умаров. Он приказал тебе убивать и грабить свой народ, отчитываться про свои подвиги на видеороликах, а награбленные деньги отдавать ему».

В той же КБР заявляли о создании отдельных Балкарии и Кабарды, а националистически настроенные радикалы пытались разграничить территории двух этносов. Однако часто вся эта активность быстро выдыхалась. Кто-то предпочитал непредсказуемым перспективам стабильную работу чиновника, кто-то уходил в бизнес, а кто-то вовремя «одумывался». Между тем, само явление заслуживает пристального внимания, так как фиксирует политические тенденции на Северном Кавказе.

На Северном Кавказе еще в неспокойные 1990-е годы возникали группы, которые, если и не отвечали террором на террор, то были готовы к силовому противостоянию с исламскими радикалами.

Так, столкновения между сторонниками «традиционного» (суфийского) ислама и салафитами (известными с подачи СМИ, как ваххабиты) произошли в Махачкале в 1994 году, а в селе Карамахи – в 1995 и в 1996 гг. Тогда же были отмечены аналогичные инциденты в Кизилюртовском, Каякентском, Цумадинском районах Дагестана. В мае 1997 г. в Буйнакском районе была спровоцирована драка с применением оружия. Тогда же по всему Дагестану прошли сходы граждан, потребовавшие запрета «ваххабизма» и разоружения экстремистских групп. Муфтий Дагестана Cайид-Мухаммад Абубакаров (погиб 21 августа 1998 года), считавшийся ярым противником салафитов, незадолго до своей смерти произнес фразу: «Всякий мусульманин, убивший ваххабита, попадает в рай, как и мусульманин, погибший от рук ваххабитов». Кстати говоря, антиваххабитский мотив играл важнейшую роль в формировании дагестанского ополчения в помощь российской армии и внутренним войскам во время вторжения Басаева и Хаттаба в Дагестан.

Но случай с Дагестаном – не единственный. В Чечне между 1996 и 1999 годами многие люди стали браться за оружие, обороняясь от исламистских группировок. Кстати, именно в этом крылась одна из причин того, что многие вчерашние сепаратисты перешли в российский лагерь, посчитав Москву «меньшим злом» по сравнению с проектом радикальной исламизации. И сегодня многие рядовые жители северокавказских республик не готовы к тому, чтобы строить свое будущее в составе «Эмирата Кавказ». Исламистский проект ориентирован не только против «неверных», но и против «неправильных мусульман», которые с точки зрения радикалов совершили «отступничество». Столь жесткие установки исламистов вкупе с жестокостью их акций отпугивают население.

Отсюда следует чрезвычайной важности вывод: ситуация на Северном Кавказе не сводима к конфликту по линии «центр-регион», «русский – кавказец». Все куда сложнее. Здесь и этнические противоречия (многие дагестанцы, ингуши, кабардинцы, балкарцы, осетины не готовы к доминированию Чечни в регионе), и земельные проблемы, и конфликт между мусульманами разных направлений и толков. Все это не позволяет рассматривать Северный Кавказ, как регион, объединенный единой целью и едиными для всех ценностями. Если Россия вдруг уйдет оттуда, северокавказские республики не заживут мирно и богато под водительством собственных «эмиров» и «наибов», как кажется некоторым.

Однако все это не дает повода для самоуспокоения. Ведь появление «ястребов» – это свидетельство не слишком качественной работы властей всех уровней. Почему возникают подобные структуры в конфликтных обществах? Просто потому, что население с каждым днем теряет веру в то, что милиция, прокуратура, суды, другие силовые структуры и властный аппарат могут эффективно противостоять подполью. В итоге они готовы браться за оружие.

Такое явление нельзя рассматривать, как чисто кавказское ноу-хау. В той же Латинской Америке в странах, где диверсионно-партизанская и террористическая война идет годами и десятилетиями, помимо армии, спецслужб и террористов в борьбу начинают вмешиваться разные «парамилитарес», которые не получают плату за свою службу, а просто защищаются от «организаторов великих потрясений».

И это – тревожный звонок. Если данное явление станет массовым, можно будет говорить о полномасштабной гражданской войне на Кавказе. И о том, чтобы этот сценарий не сработал, нужно было думать еще вчера. Впрочем, и сегодня есть время и ресурсы для предотвращения худшего из возможных сценариев, то есть «войны всех против всех». Сегодня «черных ястребов» нельзя рассматривать, как террористов. Они пугают словами, а их первая акция говорит о том, что большой крови они боятся. Однако слово также имеет силу. И кто знает, не придет в кому-нибудь в голову реализовать видео-обращения, появившиеся в сети. И не захотят ли сами исламисты нанести «упреждающий удар».

Таким образом, для того, чтобы предотвратить бесконечную вендетту, государству нужно усилить свое присутствие на Северном Кавказе. Естественно, под присутствием мы понимаем не только военные гарнизоны или милицейские посты. Государственная власть на всех уровнях должна стать эффективным арбитром, грамотным антикризисным менеджером, гарантом соблюдения прав и ответственности за содеянные злодеяния. Если власть не сможет в кратчайшие сроки обуздать коррупцию и защитить собственных граждан, какой бы этнической и религиозной принадлежности они ни были, за дело возьмутся всевозможные «ястребы».

. В Дагестане сентябре того года на рынках и возле мечетей Махачкалы неизвестными были разбросаны сотни листовок, написанных якобы от имени родственников убитых боевиками милиционеров. Авторы пообещали устроить внесудебные казни боевиков и их пособников, к которым были отнесены адвокаты, правозащитники и даже журналисты. Кроме того, они взяли на себя ответственность за внесудебную казнь трех подозреваемых в связях с НВФ, тела которых сожгли вместе с машиной в Карабудахкентском районе. По факту распространения листовок тогда завели уголовное дело, а неизвестные, объявлявшие, что из-за бездействия правоохранительных органов, судов и властей берут на себя функцию по истреблению «шакалов» (боевиков), больше никаких акцией не проводили.

Жители Кабардино-Балкарии мстят за убитых силовиков и духовных лидеров

В Кабардино-Балкарии (КБР), где боевики практически ежедневно совершают нападения на сотрудников правоохранительных органов, похоже, открылся "второй фронт" — местные жители сами стали атаковать дома ваххабитов. В ночь на воскресенье, забросав бутылками с зажигательной смесью домовладение семьи одного из самых разыскиваемых в республике преступников Астемира Мамишева, "антиваххабиты" оставили записку, в которой угрожают членам его семьи кровной местью.

Нападение на один из двух домов семьи Мамишевых, расположенных в нальчикском микрорайоне "Вольный аул", было совершено в три часа ночи 6 февраля. "В три часа ночи во дворе нашего дома раздались три громких хлопка, мы подумали, что это обстрел, и бросились с кроватей на пол",— рассказала "Ъ" Наталья, супруга младшего брата Астемира Мамишева Кантемира.

Затем Мамишевы, увидев всполохи пламени, выбежали во двор и обнаружили три очага возгорания, которые потушили подручными средствами. То, что их забросали именно бутылками с коктейлем Молотова, пострадавшие выяснили, когда под стоявшей во дворе "Газелью" нашли одну из них, которая не разбилась,— к тому времени потух воткнутый в нее фитиль. В доме, по словам Натальи Мамишевой, обгорели только пластиковая обшивка стен. "Они (нападавшие.— "Ъ"), скорее всего метили в окна",— считает Наталья.

Приехавшая по вызову милиция обнаружила на воротах дома Мамишевых лист формата А4 с надписью, которая была сделана не от руки, а напечатана на принтере: "Если ваш сын еще раз убьет жителя Кабардино-Балкарии, вас уничтожат". Подписано послание было некой организаций "Черные ястребы-антиваххабиты".

Осмотр места происшествия, в котором принимал участие и специалист-взрывотехник, изъявший уцелевшую бутылку, продолжался до утра. По факту попытки поджога возбудили уголовное дело. В семье Мамишевых не знают, кто совершил нападение. Об "антиваххабитах", по их словам, они слышат впервые. Что касается 22-летнего Астемира Мамишева, из-за которого было совершено нападение на домовладение, то члены его семьи утверждают, что не видели его уже больше двух лет.

Между тем, по данным следственного комитета России, Астемир Мамишев сейчас является одним из самых разыскиваемых преступников в КБР. По данным следствия, в последнее время он фактически являлся штатным киллером ваххабитского бандподполья.

В частности, его подозревают в расстреле 15 декабря прошлого года председателя Духовного управления мусульман КБР Анаса Пхихачева. Кроме того, как считают в правоохранительных органах республики, Мамишев в ноябре того же года принимал участие в убийстве сотрудника УФСИНа Альберта Алтуева, коммерческого директора канатных дорог Приэльбрусья Юсупа Таукенова и сына бывшего руководителя республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы Тимура Мечукаева. Все преступления были совершены по одному сценарию: будущие жертвы выходили из дома после того, как их вызывали на улицу, а затем их расстреливали из одного пистолета. А в сентябре, по данным следствия, Мамишев мог поучаствовать в подрывах мемориалов "Вечный огонь" в Нальчике и Тырныаузе.

При этом о так называемых "черных ястребах" не слышали и в правоохранительных органах республики. Однако некоторые собеседники "Ъ" в силовых структурах не исключают, что в подобные организации могли объединиться родственники убитых боевиками людей, недовольные бездействием правоохранительных органов и пошедшие по пути кровной мести.

Возможно также, что на борьбу с семьями боевиков людей невольно подтолкнули недавние высказывания президента Кабардино-Балкарии Арсена Канокова, который заявил, что необходимо проводить работу с родственниками и старейшинами родов, члены которых входят в состав бандформирований и создавать вооруженные отряды, для того чтобы дать отпор экстремистам.

Вчера о случае с родными Мамишева главу КБР проинформировал руководитель правозащитного центра Кабардино-Балкарии Валерий Хатажуков, который также высказал мнение, что это может быть либо делом рук близких родственников погибших жителей республики, либо провокаторов, "заинтересованных в том, чтобы накалить ситуацию". Правозащитник просил президента Канокова обратить внимание на данную ситуацию, а также зачитал обращение родственников еще пятерых боевиков, находящихся в розыске, которые просят о встрече с руководителем республики, чтобы обсудить возможность их участия в консолидации обстановки в республике.

"Глава Кабардино-Балкарии заявил о готовности провести такую встречу, если она будет конструктивной",— сказала "Ъ" руководитель пресс-службы президента и правительства КБР Залина Шокарова.

По ее словам, президент Каноков никогда не призывал к тому, чтобы пострадавшие от действий экстремистов устраивали самосуды. "На одной из недавних пресс-конференций он сообщил о том, что для противодействия бандитам надо активно привлекать общественность, в частности, рассмотреть вопрос о возможном привлечении к охране порядка людей, умеющих владеть огнестрельным оружием, которые в случае необходимости не разбегутся, а сумеют дать отпор",— сказала она.

Антиваххабитская акция была проведена во время резкого обострения обстановки в КБР. С начала года здесь было совершено уже несколько десятков преступлений террористической направленности. Наиболее резонансными из них стали убийства главы администрации Чегемского района Михаила Мамбетова, двух охранников экс-главы МВД КБР Хачима Шогенова, расстрел трех офицеров милиции в придорожном кафе и заминированные плакаты "Имарата Кавказ", которые выставлялись неизвестными возле трасс. На одном из них подорвался начальник Урванского РОВД Анатолий Сундуков. Несмотря на то что в республику были переброшены дополнительные силы милиции, пока разобраться с бандподпольем правоохранительным органам не удается.

На внеочередном заседании парламента КБР 3 февраля этого года назначенный два месяца назад главой МВД республики Сергей Васильев, честно признав упущения, допущенные республиканской милицией, при этом сказал: "Каждый сотрудник, стоящий в строю сегодня,— уже мужественный человек".

"Если в республике появятся группы мстителей, вооруженные отряды самообороны, то это никак не оздоровит ситуацию, а напротив — привет к новому кровопролитию", — считает, в свою очередь, известная в республики адвокат и правозащитник Лариса Дорогова. По ее словам, для начала надо устранить первопричину происходящего, а именно — беспредел силовых структур по отношению к так называемым "молодым мусульманам".

похожие антиваххабитские акции в 2009 году проводились в Дагестане. В сентябре того года на рынках и возле мечетей Махачкалы неизвестными были разбросаны сотни листовок, написанных якобы от имени родственников убитых боевиками милиционеров. Авторы пообещали устроить внесудебные казни боевиков и их пособников, к которым были отнесены адвокаты, правозащитники и даже журналисты. Кроме того, они взяли на себя ответственность за внесудебную казнь трех подозреваемых в связях с НВФ, тела которых сожгли вместе с машиной в Карабудахкентском районе. По факту распространения листовок тогда завели уголовное дело, а неизвестные, объявлявшие, что из-за бездействия правоохранительных органов, судов и властей берут на себя функцию по истреблению "шакалов" (боевиков), больше никаких акцией не проводили.

Алексей Соковнин
Тимур Самедов

Ветеран «Альфы»: действия «Чёрных ястребов» приведут к войне в КБР

Такое мнение в прямом эфире «Русской службы новостей» высказал вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», подполковник ФСБ в отставке Алексей Филатов.

«Первую информацию о них я прочел два назад. Там были бравые заявления, что мы без силовых ведомств наведем порядок в республике, а после это произошло несколько серьезных преступлений в республики. Видимо, это только разговоры и ничего больше», - сообщил он.

Ветеран «Альфы» уверен, что «последствия даже от бездействия этих товарищей могут быть только негативные». «Если они хотят просто испугать преступников, то им это не удается. Если он на самом деле начнут действовать так, как они это декларируют, то будет близка гражданская война в республике», - отметил он. Алексей Филатов высказал мнение, что за «Черными ястребами» никто не стоит, но они действуют «с молчаливого бездействия власти». «Может быть, власти думают, что народный - это выход. – сообщил он. - Силовые органы должны решать все вопросы безопасности и борьбы с терроризмом, но населения в том числе «Чёрные ястребы» должны помогать. Когда появляется некая третья сила, кроме зла и негатива от этого ничего не будет».

Напомним, ранее появилась информация, что на территории Кабардино-Балкарии действует контртеррористическая организация «Чёрные ястребы». Как рассказал в интервью РСН корреспондент телеканала РЕН ТВ Валентин Трушнин, которому удалось взять интервью у предстваителя организации, «Чёрные ястребы» - это люди республики, которых не устраивает положение дел в КБР». Члены организации уверены, что террористы не сражаются за веру, а лишь прикрываются этими лозунгами. Они полагают, что «родственники террористов должны нести ответственность, за то, что делает террорист». Трушин также рассказал, что «Черные ястребы» начали свою деятельность с того, что писали на заборах домов родственников террористов призывы вернуть сына в семью, потом представители этой организации сожгли несколько машин и бросили гранаты во дворы домов, где проживают семьи террористов. Точных сведений о численности и составе организации нет.

«Черные ястребы»: инициатива «снизу» или «спецпроект»

Предложение первого вице-спикера Совета Федерации Александра Торшина, высказанное им в пятницу, о целесообразности сотрудничества правоохранительных органов с нелегальными формированиями вроде «Черных ястребов» для борьбы с ваххабитским подпольем в Кабардино-Балкарии, вызвало большой общественный резонанс.

Торшин (который, кстати, является также членом Национального антитеррористического комитета) считает появление в Кабардино-Балкарии движения «Черные ястребы», противопоставляющего себя террористическому подполью, вполне естественным и оправданным.

«Люди, которые объединились в «Черных ястребах», представляют реальную силу, это молодежная организация, костяк которой составляют молодые люди, которые хотят жить по цивилизованным законам, а не по радикальным религиозным исламским порядкам», - цитирует заявление Торшина «Интерфакс».

«Бородачи в террористическом подполье несут жесткий исламский порядок, ничего общего не имеющий с европейскими ценностями, поэтому появление такой подпольной структуры в Кабардино-Балкарии вполне естественно», - сказал сенатор.

По его словам, ваххабиты из террористического подполья обложили бизнес в республике «данью на джихад». «Этих людей местные жители называют не иначе, как бородачи. И отказ от дани грозит поджогом, убийствами и похищениями», - подчеркнул Торшин.

Первый зампред Совета Федерации также отметил, что Кабардино-Балкария, в отличие от Дагестана или Чечни, - республика светская. Это, конечно, оговорка: Дагестан и Чечня - тоже светские республики. Очевидно, Торшин имел в виду, что население там более религиозно, чем в Кабардино-Балкарии, что действительно соответствует истине. «Вдруг здесь появляются люди, которые начинают насаждать свои порядки, свои религиозные взгляды, требуют деньги на джихад, людей загоняют в строгие рамки, и это вызвало отторжение», - констатирует Торшин.

По его мнению, люди, которые объединились в структуру «Черные ястребы», представляют собой вполне реальную силу. «Вместе с тем, у них уже есть конфликты с правоохранительной системой, потому что они вершат самосуд, который будет жестко пресекаться правоохранителями, и поэтому стоит вопрос, «почему с нами разберутся очень быстро, а с «бородачами» никто не разбирается», отметил далее сенатор. Однако, по его мнению, появление такой структуры приведет, без всякого сомнения, к эскалации конфликта в регионе.

«Это такая гражданская война с бандподпольем. Я выскажу парадоксальное мнение: я считаю, что местным правоохранительным органам надо не бороться с этими приличными людьми из «Черных ястребов», которых достали ваххабиты, а использовать их, поскольку они могли бы стать хорошим информационным каналом», - полагает Торшин.
На Кавказе, по его словам, все друг друга знают, и жить незамеченным в той же Кабардино-Балкарии нельзя. «Говорят, что бандиты живут в лесу, в ущельях, в горах. По большей части это не соответствует действительности. Они живут в селах, маленьких городах, и у них есть родственники», - подчеркнул Торшин.
Сейчас «Черные ястребы» делают громкие заявления через Интернет. Однако не факт, считает сенатор, что все свои угрозы они реализуют. «Я, например, не верю, что «Черные ястребы» будут уничтожать детей ваххабитов, но до самих ваххабитов они добраться точно смогут», - не сомневается сенатор.
По мнению Торшина, люди, которые объединяются, чтобы защитить себя и свои семьи, когда это не в состоянии сделать правоохранительные органы, имеют большую поддержку в республике.
«При определенных условиях даже в моем далеко не молодом возрасте я буду оказывать поддержку этим молодым ребятам, чтобы уберечь их от поступков, которые покалечат им жизнь», - пояснил Торшин.
При этом он добавил, что «проще нечего - взять и запретить, загнать этих ребят в самое глубокое подполье, но тогда мы будем биться, с одной стороны, с «Черными ястребами», с другой стороны – с террористическим радикальным и экстремистским подпольем».

В правильности позиции, высказанной Александром Торшиниым, усомнился директор Российского института стратегических исследований Леонид Решетников. Правда, и он признал, выступая на пресс-конференции в Ростове, что формирование в Кабардино-Балкарии антиваххабитской группировки «Черные ястребы», цель которой – месть участникам бандподполья, говорит о неэффективности работы органов власти. И именно руководители органов исполнительной власти и правоохранительных органов «должны нести ответственность за то, что не могут организовать эффективную работу».

Однако «с попытками самосуда необходимо бороться, это преступление», - считает Решетников. «Но «Ястребы» возникают только тогда, когда власть не справляется», - повторяет он.

Собственно, что ситуация сложилась именно так, похоже, и без того для всех очевидно. Кстати, тот же Торшин признал, что появление «Черных ястребов» - это «предупредительный звоночек для власти».

Впрочем, заведующий кафедрой политологии Кабардино-Балкарского госуниверситета Тимур Тенов выразил большие сомнения, что организация «Черные ястребы» появилась по инициативе «снизу». «Большинство экспертов, с кем доводилось мне общаться, посчитали, что это некий специальный проект. Он появился сразу после призыва президента КБР создавать народные дружины. Общество в республике находится в состоянии анабиоза, поэтому многие считают, что так быстро сформироваться и выступить общественная организация не могла. Большинство склонно считать, что это спецпроект», - считает Тенов.

Здесь надо сделать все же некоторое уточнение – первые сообщения о появлении «Черных ястребов» и угрозы от их имени родственникам бандитов появились все же за несколько дней до призыва Канокова к созданию народных дружин. И Каноков, когда призывал общественность дать отпор ваххабитам, все же говорил о недопустимости самосуда. Но в целом эти детали версии Тенова не сильно противоречат.

Впрочем, надо откровенно признать, что бороться с религиозно-экстремистским подпольем, опираясь исключительно на нынешние законы, зачастую просто невозможно. Война – а то, что России объявлена война, экстремисты сами заявляют постоянно, - сама по себе подразумевает уничтожение противника без следственно-судебных процедур. И оказание давления на близких родственников врагов – может, не очень гуманный, но допустимый на войне прием. Ведь, устраивая теракты, против нас борются именно так.

Причем, привлечение местного населения для борьбы с вооруженным подпольем является не только обычным, но и крайне желательным явлением. Можно вспомнить и отечественную практику 20-50-х годов ХХ века по борьбе со схожими организациями басмачей, «лесных братьев», бандеровцев и тому подобных. Кстати, даже название «Черных ястребов» как-то перекликается с «ястребками» - бойцами истребительных батальонов НКВД-МГБ.

Ну а если кого-то коробит от «гебистского» опыта, можно вспомнить про аналогичные действия представителей такого «светоча демократии», как США. Даже не будем лезть в дальнюю историю – вроде операции «Феникс», которую проводило ЦРУ в Южном Вьетнаме. Уже в наши дни американские «частные охранные предприятия» вроде Blackwater или ArmorGroup выполняют «ответственные задания» госучреждений США по бессудной расправе с активистами антиамериканского сопротивления в Ираке и Афганистане. А раскрывшуюся деятельность ЦРУ по похищениям, пыткам в «секретных тюрьмах» и ликвидациям заподозренных в терроризме по разным странам мира не рискнул осудить даже Нобелевский лауреат Барак Обама.

Разница, пожалуй, только в том, что американцы орудуют так по всему миру, откровенно нарушая международное законодательство. А нам надо наводить порядок у себя в стране.
Темы: молодежные движения, Россия, Внутренняя политика в России, Кабардино-Балкарская республика, Терроризм в России

Хрусталев Максим

Источник: KMnews

«Черные ястребы» в Кабардино-Балкарии: за и против

Кто такие «Черные ястребы», оказывающие радикальное противодействие боевикам, и стоит ли их поддержать, спорят первые люди Кабардино-Балкарии. Ее участники за последние несколько недель заставили говорить о себе и политиков, и правоохранительные органы, и простых жителей республики. Все мнения различны, и не редко противоположные.

На территории республики начала действовать малоизвестная вооруженная группировка «Черные ястребы». Нескольким республиканским СМИ пришло письмо, подписанное от имени «ястребов». В нем содержались угрозы Аскеру Джапуеву, так называемому кабардино-балкарскому «амиру». Группировка угрожала расправой над членами кланов боевиков, в том числе над женщинами и детьми, если «лесные бандиты» вновь начнут активно действовать.

Как проясняют предыдущие события, эти угрозы – не пустой звук. После нашумевшего расстрела в Приэльбрусье туристов из Москвы, взрыва на канатной дороге и серии нападений на здания правоохранительных органов о себе заявили «Черные ястребы». В сети появился видеоролик, представляющий группировку как борца с боевиками их же радикальными методами. В прессе сразу появилось прозвище для «ястребов» - «антиваххабитское подполье».

Группировка сразу начала с угроз Аскеру Джаппуеву. На домах его родственников и родных его соратников появились листовки с угрозами расправой. Бутылки с зажигательной смесью полетели во двор родителей одного из ваххабитов. А двор другого боевика пострадал от нескольких брошенных туда гранат.

Ряд источников начал утверждать, что «ястребы» поддерживаются спецслужбами. Эту версию подтверждает интервью одного из участников новой группировки для телеканала РЕН. Несмотря на то, что лицо его было сокрыто, а голос не изменен, четко слышалось то, что интервьюируемый говорит на русском безо всякого акцента. «Ястреб» утверждает, что в группировку вошли только простые жители республики, которым уже надоел творимый бандитами беспредел.

В пользу этой версии говорят и слова матери разыскиваемого ваххабита, дом которой горел от бутылок с зажигательной смесью. Женщина рассказала, что сначала очень долго не могла дозвониться в пожарную службу. А когда на том конце ответили, она, якобы, услышала то, что их нужно всех выжечь.

Родственники боевиков обратились с просьбой о защите к президенту республики Конакову.

Глава КБР, встретившись с Общественной палатой, высказал предположение, что «Черными ястребами» являются сотрудники вневедомственной охраны и некоего ЧОП, а вовсе не народное ополчение. Якобы, они подключились к обороне мирного населения от боевиков. Однако он предупредил, что противодействие террористам должно осуществляться исключительно в рамках закона, а народное сопротивление и месть осложнят ситуацию.

Иную точку зрения высказал Александр Трошин, первый вице-спикер Совета Федерации и член Национального антитеррористического комитета. Появление «ястребов» - оправданно. Не с ними нужно бороться, а с ваххабитами.

Генри Резник, знаменитый адвокат, подчеркнул, что кровная месть является отягчающим обстоятельством в УК РФ. А явление «ястребов» свидетельствует о полном бессилии государства в сложившейся в республике ситуации.

Слушатели радио «Эхо Москвы» высказывались как в поддержку новой группировки, считая, что ей необходима протекция государства, так и против.

Кто такие эти «Черные ястребы» можно только предполагать, но вот имя 22-летнего Астемира Мамишева, чьи родственники в ту ночь оказались под огнем, известно каждому жителю Кабарды и Балкарии. Член вооруженного подполья, штатный киллер, которого подозревают в причастности к убийствам председателя Духовного управления мусульман КБР Анаса Пшихачева, сотрудника УФСИНа Альберта Алтуева, коммерческого директора канатных дорог Приэльбрусья Юсупа Таукенова и сына бывшего руководителя республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы Тимура Мечукаева.

Нападение на дом Мамишевых произошло в нальчикском микрорайоне «Вольный аул», где проживают родители Мамишева. «Черные ястребы» на память о себе оставили записку следующего содержания: «Если ваш сын еще раз убьет жителя Кабардино-Балкарии, вас уничтожат». И подпись - «Черные ястребы-антиваххабиты». Ни прибывшие на место происшествия сотрудники милиции, ни сами Мамишевы, ни горожане никогда раньше не слышали о «ястребах».

В ответ боевики начали средь бела дня устанавливать вдоль автотрасс заминированные плакаты «Имарат Кавказ», на одном из которых подорвался начальник Урванского РОВД Анатолий Сундуков. Если к убийствам милиционеров и их родственников уже давно привыкли на Кавказе, то расправа с туристами, которые решили провести свои каникулы на лыжных трассах Приэльбрусья, повергла в шок жителей республики. Кодекс чести горца, основополагающим принципом которого является ответственность за жизнь и безопасное пребывание гостя, был осквернен. Пятно позора легло не только на подонков, которые расстреляли московских туристов, но и на каждого жителя Кабарды и Балкарии. Точно так же, как после взрыва в Домодедово, каждый здравомыслящий житель Ингушетии понимал свою причастность и ответственность за трагедию, унесшую 34 жизни.

Истоки всего этого надо искать в чеченской войне, где под ковровыми бомбежками погибли десятки тысяч таких же, ни в чем не повинных женщин, детей, стариков. Сегодня Кавказ пожинает плоды преступлений, которые государство вело против своих же граждан.

Если еще месяц назад противостояние четко разграничивалось – милиционеры и боевики, то сегодня на арену вышла еще одна реальная вооруженная сила, а значит, крови будет больше. Удивительно только, что они не появились в Кабардино-Балкарии раньше. Хотя, впрочем, в соседних республиках подобные формирования о себе заявили гораздо раньше.

В Чечне, начиная с 2008 года, с завидным постоянством стали полыхать дома родственников боевиков и совершаться публичные казни тех, кто был замечен в связи с боевиками.

В Дагестане еще в 2009 году постоянный представитель республики при президенте России Гаджи Махачев предложил формировать из родственников убитых боевиками сотрудников правоохранительных органов некую структуру, задачей которой будет месть экстремистам.

В Махачкале стали распространяться листовки с угрозами, в которых анонимные авторы обещали целенаправленно "уничтожать бандитов" и мстить за сотрудников милиции и мирных граждан. Следом появились расстрельные списки, в которых 16 человек - правозащитники, адвокаты и журналисты, были названы поименно. Президент Дагестана Муху Алиев потребовал тогда от силовиков обеспечить безопасность фигурантов списков, но под охрану предполагаемых жертв так и не взяли.

В Ингушетии родителей боевика Абдул-Малика Алиева нашли расстрелянными в собственном доме.

Эскалация террора достигла критической отметки на Северном Кавказе и давно вышла из-под контроля государства. Большинство экспертов сходятся во мнении, что главная вина за эскалацию террора на Кавказе лежит на действующих властях, как федеральных, так и республиканских. Это они довели ситуацию до крайности отсутствием внятной национальной политики, неумением навести порядок в регионе, жестокими зачистками и внесудебными расправами, необоснованными гонениями на сторонников нетрадиционных течений в исламе. Поэтому ярость боевиков зачастую оборачивается против ни в чем не повинных людей.

Понятно, что после каждого террористического акта у погибших милиционеров и бойцов внутренних войск остаются вдовы с детьми на руках, а также многочисленные родственники, порой действительно охваченные жаждой мщения. Можно предположить, что кто-то из этих безутешных родственников и в самом деле решится на практические действия.
Глава Кабардино-Балкарской Республики Арсен Каноков
DR

Амир боевиков Кабарды, Балкарии и Карачая Абдаллах призвал своих боевиков «привести в полную боевую готовность все отряды боевиков для принятия адекватных мер по пресечению агрессии против мирных мусульман, а также семей муджахидов».

Абдаллах потребовал «собрать сведения по местам проживания, нахождения и перемещения членов семей главы КБР, правительства, глав администраций и членов семей участковых».

Кровные родственники

Семьи предполагаемых партизан-исламистов на Северном Кавказе всегда подвергались гонениям со стороны российских спецслужб, пишет корреспондент The Foreign Policy Том Парфитт. "А теперь за них взялась и таинственная группировка "народных мстителей", - утверждает он.

Как поведала автору Марина Мамишева, жительница пригорода Нальчика, 6 февраля примерно в три часа ночи она услышала сильный хлопок. Во двор ее дома кто-то бросил 4 бутылки с зажигательной смесью, начался пожар. Марина, ее старший сын и его беременная жена выбежали тушить пожар. Затем они заметили записку, приклеенную к воротам их дома: "Если ваш сын убьет еще одного жителя республики Кабардино-Балкария, вас уничтожат". Подпись гласила: "Черные ястребы - антиваххабиты".

Сын Марины, 22-летний Астемир, подозревается в принадлежности к боевикам-исламистам. "Марина говорит, что не видела его два с половиной года: осенью 2008-го он пошел с другом на работу и больше не вернулся. Милиция разыскивает Астемира в связи с недавним убийством муфтия Кабардино-Балкарии - представителя умеренных сил, который высказывался против мусульман-фундаменталистов", - говорится в статье. По версии следствия, Астемир также убил видного бизнесмена и, возможно, имел отношение к смертельному ранению сотрудника тюрьмы в конце ноября.

Марина и другие ее сыновья не оспаривают этой версии, но говорят, что не замечали за Астемиром признаков сочувствия мятежникам. "Астемир был очень доверчивый мальчик. Может, потому он попал в их лапы", - говорит Марина.

Она заявила со слезами на глазах: "Мы лишили его наследства. Если теперь он вернется, его братья разберутся с ним еще раньше, чем он попадет в милицию, из-за всех бед, которые он им причинил. Он всегда будет моим мальчиком, но я никогда не пыталась оправдать его поступки. Если он виновен во всех этих ужасных вещах, то я целиком осуждаю это. Так зачем же трогать нас?"

"Слова Марины вновь и вновь повторяют родственники предполагаемых boyeviki на всем Северном Кавказе. Правозащитные организации зафиксировали тысячи случаев злоупотреблений в отношении гражданских лиц со стороны российских сил безопасности со времен чеченских войн 1990-х годов, когда солдаты избивали и пытали чеченцев во временных фильтрационных лагерях. Часто цель состояла в том, чтобы заставить невинных жертв раскрыть имена и местонахождение родственников, принадлежащих к сепаратистам. В последние годы чаще применялась тактика, согласно которой партизан принуждали сдаться, похищая их родственников", - говорится в статье.

"Разумеется, есть более удачные способы наладить сотрудничество с семьями молодых людей, которые, как эвфемистично выражаются местные, "ушли в лес". Например, Дагестан недавно создал комиссию по реабилитации боевиков, которая привлекает родственников к переговорам об их сдаче взамен на смягчение меры наказания за их преступления", - пишет автор. Между тем президент Кабардино-Балкарии правозащитник Арсен Каноков заявил, что дома в родных селах боевиков сжигать не будут, но если родители произвели на свет чудовище, то отвечать за это должны они сами, а не государство.

"Непродуманные высказывания президента", как выражается журналист, усугубились его призывом вооружить спортсменов-любителей, дабы создать сельское ополчение против исламистов. Видимо, ополченцы вроде "Черных ястребов", о которых раньше никто не слышал, вняли призыву, пишет автор. В Кабардино-Балкарии молодежь пересылает друг другу видеообращение, озаглавленное "Обращение Черных ястребов". На экране человек в маске, который обещает ликвидировать тех, к кому обращается (видимо, лидеров исламистского подполья), бесплатно, называет имена Доку Умарова, Астемира Мамишева и Ратмира Шамеева.

"Пока неясно, насколько серьезно "Черные ястребы" намерены воплотить в жизнь свои угрозы, имеют ли они возможности и опыт для их осуществления. Но сам факт того, что подобная организация объявила о своем существовании, создает опасность нарастающего конфликта в обществе: сосед будет нападать на соседа, основываясь на слухах и страхах", - заключает автор.

Том Парфитт | Foreign Policy

Все права защищены и охраняются законом. © 2009-2012 "QSec. Вопросы безопасности", © 2010 "ООО "ИД "Янтарный терем". Почтовый адрес: 236006  г. Калиниград, ул. Геологическая д.1
; тел/факс (4012) 960305; тел. (4012) 779-600
; е-mail - vb.kaliningrad@mail.ru

При поддержке Информационно-Аналитического Центра (ИАЦ) Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ) России
Автоматизированное извлечение информации без согласования с редакцией ресурса запрещено. При использовании материалов гиперссылка обязательна.
Для замечаний и предложений используйте контактную форму для зарегистрированных пользователей.
Правила использования материалов, опубликованных на сайте ИАП "Вопросы безопасности" и Соглашение о конфиденциальности.
О портале   О журнале "Вопросы Безопасности"