11 Дек, 2017

"Записки учащегося" от ПТВ Глава 4. Всеобщее информационное поле. Часть 4

Окончание четвертой главы материала глубокоуважаемого источника ПТВ, который раскрывает некоторые аспекты взаимодействия человека с такой частью мироздания как информационное поле. Особенный интерес с точки зрения портала вызывает восьмая часть четвертой главы - "О совершенном обществе".

Ю.А.Ковалев РОССИЯ. БИТВА ЗА РОССИЮ. ЭПИЗОД ПРЕДПОСЛЕДНИЙ

Продолжение темы начатое автором в предыдущей публикации "ДЕВЯТЬ ТЕЗИСОВ О СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ"

1

Предложенная В.Соловьевым модель духовной эволюции западного человечества (см. мой первый пост на этом Форуме), позволяет понять скрытые «пружины» политической истории Европы за последние две тысячи лет. В частности, есть все основания говорить о трех ее последовательных периодах.

Первый период:

- борьба за формирование первой системы культуры = за превращение учения Христа (в варианте католицизма) в господствующую идеологию.

Второй период:

- борьба за формирование культуры эпохи Просвещения = за независимость стран Европы «от Ватикана», за формирование «рыночно-демократического» строя в европейских государствах и в США.

Третий период:

- борьба за «синтез»; практически этот период развернулся в начале ХХ века, а сегодня мы вошли в его апогей. Стержнем этого периода является «битва за Россию». Что закономерно. Ведь, в соответствии с Замыслом, России предстоит продолжить дело, начатое Христом. Продолжить тогда, когда Западный мир стал постхристианским, а базовые смыслы, цели и значит, «маршруты», которыми он следует, привели его в тупик.

Поэтому понять отечественную историю можно, лишь учитывая - что она есть сложнейшее переплетение двух «линий». Первая — подготовка России к выполнению ее Миссии, т. е. реализация Замысла Создателя. Вторая — попытки уничтожения нашей страны как субъекта Миссии: а) структурами «человеческого уровня» («тайного Мирового правительства»); б) теми «нечеловеческими» Силами, которые оказывали сопротивление еще Христу.

Именно «в рамках» линии, противостоящей Замыслу Создателя, и произошел переворот октября 1917 г.: он должен был стать по отношению к России «взрывным устройством с замедлителем». Поскольку разрушение нашей страны планировались как неизбежное и необратимое. Иначе говоря, наша страна, увы, руками большевиков-интернационалистов была направлена в ловушку. Тем самым и начался предпоследний этап «битвы за Россию». И сегодня не так важно — кто из них искренне заблуждался (и его использовали «в темную»), а кто все делал осознанно.

2

Что же тогда происходило? Напомню позицию классического марксизма. Переход к социализму (а позже к строительству коммунизма) осуществляется практически одновременно в большинстве стран мира и только тогда, когда капитализм в них полностью исчерпает свой потенциал. Поэтому в относительно короткий промежуток времени создается «социалистическая конфедерация» из самых мощных стран, которые затем вместе начинают коммунистическое строительство, помогая остальным.

Однако, в силу ряда причин (они требуют особого разговора) руководители октябрьского восстания — «большевики-интернационалисты» (их еще называли «земшарниками») Ленин и Троцкий — отказались от классической марксистской трактовки этого вопроса. Они предложили исходить из того несомненного факта, что развитие стран в начале ХХ в. стало происходить неравномерно — «с разными скоростями». А из этого, по их убеждению, следовало, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране. И в частности, в России, как самом «слабом звене» системы мирового капитализма.

По этой логике:

1) - Россия, являясь одной из стран «периферийного капитализма», представляет собой «клубок» острейших противоречий;

2)- большевистская партия поэтому относительно легко может захватить власть, но удержать ее будет в состоянии только при немедленной государственной поддержке пролетариата хотя бы нескольких ведущих стран Европы, партии которого придут к власти;

3) - если поддержка не последует — переворот в России обречен, так как немногочисленный российский пролетариат и его партия окажутся один на один с враждебной крестьянской массой и во враждебном окружении.

Значит: октябрьский переворот есть не более чем сигнал к началу длительного периода «социалистических революций» в большинстве капиталистических стран. Ясно, что Россия по этой логике виделась не столько самоценностью, сколько «хворостом в костер мировой революции»… Естественно, сразу после октября 1917 г. чрезвычайно значительная часть ресурсов страны была направлена (в частности, по линии Коминтерна, который был создан в 1919 г.) на создание «субъективного фактора» революции в промышленно развитых странах.

[Вот что пишет А. Елисеев: Большевики ставили своей целью создать «земшарную республику Советов», и подлинный центр большевистского могущества располагался именно в структурах Коминтерна. Для всемирной республики необходима была мировая революция. Для мировой революции нужно было установить большевизм в Европе... В 20-е гг. страна жила ради мировой революции... Деньги, отнятые у церкви, шли на зарубежные компартии, которые официально считались, как и ВКП(б), секциями КИ...

Вот яркий пример — в марте 1922 г. бюджет Коминтерна составлял 2,5 млн рублей золотом. Но уже в апреле 1922 г. эта сумма выросла до 3,15 млн золотых рублей (советский золотой рубль по своему золотому содержанию соответствовал 1/10 царской десятирублевой золотой монете и был равен, по золотому паритету, 0,5 доллара США. — Ю.К.). У Коминтерна была и своя собственная разведка - Отдел международной связи (ОМС). В распоряжении ОМСа... находилась мощная агентурная сеть. Разведке ГПУ и Разведывательному управлению Генштаба было предписано во всем оказывать содействие агентам ОМСа... Кроме того, в колесницу Коминтерна были запряжены Наркомат внешней торговли и Наркомат иностранных дел...]

3

Однако «мировая революция» не состоялась. А к 1925 г. на Западе начался промышленный бум, который вызвал быстрый рост уровня жизни населения — революционную ситуацию в близком будущем ожидать уже не приходилось.

И вот с чем большевики остались один на один. Царская Россия являлась аграрной и сырьевой страной. Так, в последнем мирном 1913 г. доля России в общемировом производстве составляла 1,72%, в то время как США — 20%, Англии — 18%,, Германии — 9%. Объем валового внутреннего продукта России на душу населения в 1913 г. составлял 50% от немецкого и французского, 20% — от английского и 15% — от американского показателя.

На 24 472 российских заводах имелось 24 140 электрических, паровых, дизельных двигателей (со средней мощностью 60 л.с.), т.е даже не всякий завод имел хотя бы один двигатель. У России практически отсутствовала собственная автомобильная промышленность: в годы Первой мировой войны она выпускала в 4 раза меньше самолетов, чем Германия, Франция или Англия, почти 90% русских самолетов были оснащены импортными моторами; за рубежом закупалось порядка 80% всех судов; Россия импортировала 100% алюминия, 100% никеля, 85% металлорежущих станков. В 1913 г. в США имелось 3,035 млн абонентов телефонной сети, в Германии — 797 тыс., в Англии — 536,5 тыс., в России — 97 тыс. абонентов…

Но к 1925 г. даже такая промышленная база уже была почти полностью восстановлена и задействована.

Таким образом, Россия оказалась в ЛОВУШКЕ:

1) - в октябре 1917 г. страну перевели на качественно новый сценарий развития, лишь рассчитывая на немедленную и всестороннюю государственную помощь извне;

2) - помощи в ближайшем будущем не предвиделось;

3) - имеющийся промышленный потенциал не позволял ни обеспечить «гражданский мир» внутри страны, ни сохранить территориальную целостность в случае вполне возможной военной интервенции.

4

Естественно, встал вопрос о немедленной «адаптации» стратегии и тактики большевиков к кардинально изменившейся ситуации: ведь теперь приходилось рассчитывать почти исключительно на собственные возможности. В партии началась бурная дискуссия.

Позиция Сталина: СССР сможет выстоять и в таких условиях. Предпосылки для этого есть: у власти — большевистская партия; земля и важнейшие средства производства принадлежит государству; страна обладает гигантскими природными ресурсами, огромной территорией.

Значит, можно и нужно создавать новую промышленную базу, которая сделала бы Советский Союз экономически самодостаточным. На этой основе в будущем был бы решен вопрос о «полной победе социализма» в СССР, а Советский Союз стал бы «оплотом борьбы рабочих капиталистических стран». Однако «победа социализма в СССР» еще не стала бы окончательной: в результате внешней агрессии капиталистические отношения в СССР могут быть реставрированы.

«Победа социализма» в Советском Союзе становится окончательной (и, значит, появляется возможность развернуть работу и по формированию собственно коммунистических общественных отношений) лишь после прихода к власти партий пролетариата в нескольких развитых странах Европы и США. Тем самым, была заявлена новая государственническая позиция: СССР — самоценность, а не «хворост в костер мировой революции».

Потребовалось, соответственно, изменить и характер взаимоотношений ВКП(б) со структурами Коминтерна. Ведь он, как отмечалось выше, был «заточен» единственно для подготовки «мировой революции». Так, СССР значительно сократил средства и ресурсы, направляемые, собственно, на помощь коммунистическим партиям ведущих капиталистических стран.

Одновременно Сталиным было сформулировано новое вИдение процесса «созревания» революционной ситуации в странах Европы. Вот как он сказал об этом в январе 1925 г., выступая на Пленуме ЦК (текст выступления был впервые опубликован лишь 22 года спустя): «Задача развязывания революции на Западе для того, чтобы облегчить себе, т.е. России, доведение до конца своей революции, из пожелания превратилась в чисто практическую задачу дня».

Конкретно же это означало: всеми имеющимися силами и средствами способствовать тому, чтобы «Советская Россия имела по соседству одно большое в промышленном отношении развитое или несколько советских государств». И далее: «Война не может не обострить кризиса внутреннего, революционного, как на Востоке, так и на Западе, — в связи с этим не может не встать перед нами вопрос о том, чтобы быть готовыми ко всему».

Конечно, отмечал он, «наше знамя остается по-старому знаменем мира». Однако «если война начнется, то нам не придется сидеть сложа руки — нам придется выступить, но выступить последними. И мы выступим для того, чтобы бросить решающую гирю на чашку весов, гирю, которая могла бы перевесить». Поэтому нужно «готовить свою армию, обуть и одеть ее, обучить, улучшить технику, улучшить химию, авиацию и вообще поднять нашу Красную Армию на должную высоту».

Сталин, иначе говоря, исходил из того, что только новая война (европейская или мировая) настолько обострит повседневные экономические проблемы в соседних странах, что в них гарантированно возникнет «революционная ситуация». И тогда СССР окажет пролетарским партиям этих стран в деле захвата власти прямую военную помощь.

[А новая масштабная война, действительно, «вставала в повестку дня»: уже начинал давать «сбои» Версальско-Вашингтонский миропорядок, закрепивший в договорах и соглашениях 1919–1922 гг. итоги Первой мировой войны. Это объяснялось тем, что вся тяжесть послевоенного переустройства победителями была переложена на побежденные страны. Победители, кроме того, установили им огромные репарации, не приняв в расчет их реальные возможности; был нарушен и общий баланс сил в Европе и на Дальнем Востоке. Поэтому в побежденных странах росло стремление к «реваншу».]

Все это означало, что у Сталина, имелся, по существу, единственный вариант развития страны: «мобилизационный сценарий». Во всем его неизбежном драматизме и трагизме. В частности - индустриализация в сверхбыстром режиме и начиная с создания средств производства для тяжелой (а затем оборонной) промышленности, что требовало внерыночного перераспределения средств, и, значит, выхода «из рыночного НЭПа».

А одним из главных инструментов при этом стала «коллективизация» сельского хозяйства: лишь так государство могло быстро сконцентрировать зерновые ресурсы на экспорт с целью закупок за рубежом оборудования (нередко целых заводов) для создания отечественной тяжелой промышленности.

...Начало коллективизации крайне обострило положение в обществе. Строго говоря, можно было говорить о новом этапе гражданской войны в стране.

Как отмечает, например, Ю.Емельянов, формирование колхозов вызвали активное сопротивление со стороны не только богатых крестьян, но и середняков. Так, в Ленинградской области лишь за сентябрь и октябрь 1929 г. было совершено 100 террористических актов; в Средневолжском крае — 353, в Центрально-Черноземной области с июля по ноябрь — 749, в том числе 44 убийства.

Только в Российской Федерации в 1929 г. было зарегистрировано около 30 тысяч поджогов колхозного имущества. В различных районах страны создавались организации сопротивления коллективизации. На Северном Кавказе возник ряд подпольных организаций: «Союз хлеборобов», «Союз борьбы за освобождение крестьян», «Добровольно-освободительная армия» и другие. На Ставрополье начался вооруженный мятеж. Восстания происходили также на Украине, особенно в приграничных западных районах республики, в ряде районов Армении, Азербайджана, в Карачаевской и Чеченской автономных областях, в Дагестане и в некоторых республиках Средней Азии.

Но более распространенной формой сопротивления коллективизации стал массовый забой скота крестьянами, уже записанными в колхозы или ожидавшие такой записи. Только в январе и феврале 1930 г. было забито 14 миллионов (!) голов крупного рогатого скота. За 1928-1934 гг. поголовье лошадей в стране уменьшилось с 32 миллионов до 15,5 миллиона, крупного рогатого скота - с 60 миллионов до 33,5 миллиона, свиней - с 22 до 11,5 миллиона, овец - с 97,3 миллиона до 32,9 миллиона.

Возникли трудности и с выполнением промышленностью заданий I-й Пятилетки. Например, вместо плановых 10 млн тонн чугуна, в 1932 году было выплавлено 6,2 млн тонн; вместо плановых 10,4 млн тонн стали - 5,9 млн тонн; вместо 8 млн тонн проката - 4,4 млн; вместо 75 млн тонн угля - 64,4 млн тонн.

Такое положение в стране у многих вызвало растерянность и сомнения в правильности избранного курса: начались острые дискуссии. Среди партийной молодежи росли протестные настроения, появлялись даже небольшие кружки. А объектом критики всегда оказывался Сталин. Вот лишь два примера:
- в 1932 г. сформировалась оппозиционная группа «Союз марксистов-ленинцев», по просьбе руководства которой бывшим первым секретарем Краснопресненского райкома партии Москвы М.Рютиным был подготовлен обширный документ «Сталин и кризис пролетарской диктатуры» («Платформа Рютина»).

Приведу несколько фрагментов этого документа: «Сталин, несомненно, войдет в историю, но его "знаменитость" будет знаменитостью Герострата. Ограниченный и хитрый, властолюбивый и мстительный, вероломный и завистливый, лицемерный и наглый, хвастливый и упрямый... - такова идейно-политическая и духовная физиономия Сталина...

Результатов Сталин... добился: переворот свершен, личная диктатура, самая неприкрытая, обманная, осуществлена. Основная когорта соратников Ленина с руководящих постов снята, и одна часть ее сидит по тюрьмам и ссылкам, другая, капитулировавшая, деморализованная и оплеванная, - влачит жалкое существование в рядах партии, третьи, окончательно разложившиеся, - превратились в верных слуг вождя-диктатора. За последние 4-5 лет Сталин побил все рекорды политического лицемерия и беспринципного политиканства... Ошибки Сталина и его клики... переросли в преступления...

Они на деле рассматривают партию лишь как свою вотчину. Не они для партии, а партия для них... Партия и рабочий класс в своем подавляющем большинстве против Сталина и его клики. Надо только эти распыленные и терроризированные силы объединить... и начать работать по устранению сталинского руководства...»;

- по имеющейся информации, в высших политических кругах СССР распространялся еще один текст, авторами которого являлись кандидат в члены Политбюро, председатель Совнаркома РСФСР С.Сырцов и первый секретарь Закавказского крайком партии В.Ломинадзе. Они настаивали на отстранении Сталина от власти.

5

Итак. В начале 30-х гг., на фоне очень серьезных трудностей в стране, жестко столкнулись две непримиримые партийные группировки. С одной стороны: Сталин и его сторонники. Они были готовы любой ценой «вытащить» СССР из ловушки, в которой он оказался, в результате действий «земшарников», решившихся на переворот в октябре 1917 г. Но «вытащить», не теряя при этом исходную стратегическую цель: построить общество без частной собственности на основные средства производства и без эксплуатации человека человеком.

С другой стороны: те самые «земшарники», убежденные в том, что без «мировой революции» СССР обречен на гибель. При этом их активность с самого начала не ограничивалась «областью теории». Организационно оформившаяся к этому времени «объединенная оппозиция» под руководством лидеров «земшарников» Н. Бухарина, Г. Зиновьева, Л. Каменева, Г. Пятакова, К.Радека, Л. Троцкого (в 1929 г. выслан за пределы СССР) и других начала отстаивать свою позицию также методами легальной и нелегальной политической борьбы.

Вот как пишет об этом Троцкий в книге «Моя жизнь»: «Ядро оппозиции составляла группа старых революционеров. Но мы были уже не одни. Вокруг нас группировались сотни и тысячи революционеров нового поколения, которое впервые было пробуждено к политической жизни Октябрьской революцией, проделало гражданскую войну, искренне держало руки по швам перед гигантским авторитетом ленинского Центрального Комитета и только начиная с 23-го года стало самостоятельно мыслить, критиковать, применять методы марксизма к новым поворотам развития и, что еще труднее, училось брать на свои плечи ответственность революционной инициативы...

Мы слишком ясно понимали, что сделать наши идеи достоянием нового поколения рабочих можно не дипломатничанием и влиянием, а лишь открытой борьбой, не останавливающейся ни пред какими практическими последствиями... По мере приближения XV съезда, назначенного на конец 27-го года, партия все более чувствовала себя на историческом перекрестке... в партии пробудилось стремление услышать оппозицию.

Этого нельзя было достигнуть иначе, как на нелегальном пути. В разных концах Москвы и Ленинграда происходили тайные собрания рабочих, работниц, студентов, собиравшихся в числе от 20 до 100 и 200 человек, для того чтобы выслушать одного из представителей оппозиции. В течение дня я посещал два-три, иногда четыре таких собрания... Следующей вехой была московская демонстрация в честь 10-й годовщины октябрьского переворота... В день 7 ноября 1927 г. плакаты оппозиции вырывались из рук, рвались на части, а носители этих плакатов подвергались избиениям со стороны специальных дружин... Подобная же манифестация происходила в Ленинграде…».

А вот фрагмент статьи Л.Троцкого на смерть сына «Лев Седов: сын, друг, борец»: «В 1923 году Лев сразу и с головой окунулся в работу оппозиции. Он скоро постиг искусство конспирации: нелегальных собраний, тайного печатания и распространения документов оппозиции. Комсомол быстро формировал кадры своих оппозиционных вождей».

Приведу отрывок из интервью Троцкого немецкому писателю Эмилю Людвигу: «Россия зашла в тупик, пятилетний план потерпел неудачу, вскоре появится безработица, наступит экономический и промышленный крах, программа коллективизации сельского хозяйства обречена на провал».

Вопрос - «Сколько у Вас последователей в России?»
Ответ - «Трудно определить. Мои сторонники разобщены, работают нелегально, в подполье».
Вопрос - «Когда Вы рассчитываете снова выступить открыто?»
Ответ - «Когда представится благоприятный случай извне. Может быть, война или новая европейская интервенция, тогда слабость правительства явится стимулирующим средством»...

Об этом сейчас не принято говорить — но ведь оппозиция планировала (как в 1935 г. Троцкий писал в своем письме Ю.Пятакову) вернуть СССР в русло жизни «нормальных» европейских стран. Что логично (если, разумеется, иметь в виду логику членов оппозиции): оставшись без поддержки «мировой революции», страна либо «надорвется», борясь один на один с миром капитализма, либо вообще погибнет. Оппозиция готова была, если нужно, пойти и на государственный переворот с убийством Сталина — главного противника такого плана. Не исключалось обращение за помощью к Германии, которой за поддержку придется уступить Украину.

Скажу больше, государственный переворот - начался: 22 июня 1941 г. был открыт фронт перед частями вермахта. Что же я имею в виду?

В последнее время российскими экспертами обсуждается гипотеза о заговоре высших военных, который составили не арестованные в 1937 г. участники «военной оппозиции» и который стал, возможно, главным фактором катастрофы. Высказывается, в частности, мнение, что командование Западного и Юго-Западного фронтов специально приняло меры для организации поражения своих войск.

Чтобы оценить эту гипотезу - нужно понять место и роль Западного и Юго-Западного фронтов в стратегических планах Сталина. Хотя сделать это - увы, сложно: до сих пор не рассекречены главные материалы, из которых можно было бы однозначно понять логику и содержание этих планов. Поэтому приходится опираться только на экспертные оценки и мемуары.

Как известно, ныне существует несколько версий относительно стратегических планов Сталина. Я буду следовать трактовке этих вопросов, данной Я.Верховским и В.Тырмос.

Они исходят из того, что, имея на западных границах СССР мощнейшую военную группировку противника и будучи великолепно информированным о важнейших ее «параметрах», Сталин в принципе мог использовать всего 3 варианта военных действий против Германии: а) упреждающий удар, б) так называемое, «решающее приграничное сражение», в) тактику, которая планировалась (но, по ряду причин, не удалась) для военных действия против Наполеона в 1812 г. Какой из трех выбрал Сталин? Авторы книги дают ответ на этот вопрос, исходя из реального хода событий в нашей стране и в мире накануне войны.

В настоящее время, - пишут авторы, - рассекречена записка «Соображения по стратегическому развертыванию Вооруженных сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками», подписанная Наркомом обороны С.Тимошенко и Начальником Генштаба РККА Г.Жуковым. 19 мая 1941 г. она была представлена Сталину как последний предвоенный военный план. Вот суть его замысла: поскольку развернутая на западных границах СССР германская армия уже имеет возможность нанести удар по нашим вооруженным силам, мы не можем отдавать инициативы германскому командованию и должны первыми атаковать противника.

Вроде все логично. Однако Я.Верховский и В.Тырмос подчеркивают, что события весны 1941 г. сделали данный вариант — невозможным (даже если до этого он и рассматривался, например, как оперативный план «Гроза», о котором впервые рассказал В.Суворов). Ведь если «миссия Гесса» (перелет 11 мая 1941 г. в Лондон ближайшего сподвижника Гитлера, как минимум, с предложением к руководству Англии - заключить союз против СССР) окончилась бы успешно, Советский Союз, начав превентивные боевые действия против Германии, был бы, несомненно, назван агрессором и остался бы один на один против коалиции ведущих стран. А это - неизбежное военное поражение.

Теперь, что касается «решающего приграничного сражения». Условием реализации такого варианта является развертывание почти всех сил Красной Армии (без создания крупных резервов во втором эшелоне) практически у границы. Задача: упорная оборона («ни шагу назад!»), последующий контрудар — и далее на Берлин! Звучит заманчиво. Однако Сталин понимал, что, с учетом той мощи, которая сосредоточена на западной границе СССР и относительно невысокой готовности РККА к военным действиям — данный вариант крайне опасен. Ведь в случае масштабного прорыва немецких войск, серьезных сил для организации заслона нам взять будет негде!

Поэтому, на основании выводов Я.Верховского и В.Тырмос, а также ряда других авторов - можно следующим образом восстановить стратегический замысел Сталина. Вот его суть. Первый и основной удар германских войск должны принять на себя передовые части двух фронтов — Западного и Северо-Западного. Далее - будет скоординировано осуществлен неожиданный для противника сложнейший оборонительно-наступательный маневр.

Подробнее, это выглядит так. Западный и Северо-Западный фронты сначала реализуют так называемую активную, или гибкую оборону — изматывают противника, используя тактику отступлений и неожиданных для него контратак, сковывая его войска в период отмобилизования и сосредоточения основных наших сил. Что избавляет войска этих фронтов как от опасности «ввязывания» в решающее приграничное сражение, так и от крупных лобовых столкновений с основными силами германской армии. Некоторое время спустя, только при наличии благоприятных условий и по готовности, главные силы Красной Армии в составе Юго-Западного фронта, наносят несколько мощнейших контрударов — в т.ч., через госграницу в направлении на г. Сувалки, где располагались гигантские базы снабжения Группы армий Центр.

Кроме того, этот контрудар отрезал бы Германию от Румынии - ее основного союзника. Перечисленные меры, при благоприятном развитии событий на Южном фронте (в частности, при успехе действий нашей авиации по румынским нефтяным полям в Плоешти) и при результативности наших фланговых ударов с севера по вторгшейся немецкой группировке - создали бы условия для относительно быстрой и, действительно «малой кровью», победы над противником.

Посмотрим теперь на действия командования Западного Особого, Прибалтийского Особого и Киевского Особого военных округов (ЗОВО, ПрибВО и КОВО), которые и стали впоследствии Западным, Северо-Западным и Юго Западного фронтами.

Прежде всего, бросается в глаза весьма странное расположение войск 4-й армии ЗОВО, прикрывающей главное направление: Брест - Минск - Смоленск - Москва, накануне 22 июня 1941 г. Так, входившая в состав этой армии 22-я танковая дивизия была расположена всего в 3 км от границы - чуть ли не на дальности очереди крупнокалиберного пулемета. Далее. В случае тревоги, дивизии пришлось бы переправиться через реку Мухавец, пересечь Варшавское шоссе и две железнодорожные линии. Прошу обратить внимание на штаты танковой дивизии в 1941 г.: личный состав - около 11 тыс. человек; мат.часть — более 360 танков разных типов; 23 орудия большого калибра; 1300 автомашин; 85 тракторов. Хотя 22-я танковая дивизия 4-й армии Западного фронта и не была полностью укомплектована, во время ее прохождения через Брест - город все равно превратился бы в одну сплошную «пробку». Понятно, что это значит в условиях начала реальных боевых действий.

Далее. Большинство частей и подразделений 6-й и 42-й стрелковых дивизий 4-й армии (по оценкам, не менее 8 тыс. человек) почему-то находились в периметре Брестской крепости, хотя собственно для ее обороны по плану требовался лишь один стрелковый батальон с артдивизионом. Предполагалось, что по тревоге остальные войска быстро покинут крепость и займут позиции вдоль границы в полосе обороны 4-й армии. Но на практике пропускная способность двух существующих крепостных ворот была слишком мала: чтобы вывести из крепости находившихся там людей и технику, требовалось (в спокойной мирной обстановке!) минимум, 3 часа. К тому же, часть помещений крепости (на южном острове) занимал госпиталь военного округа, эвакуация которого, в случае нападения, стала бы вообще задачей почти невыполнимой...

И в 4 часа утра 22 июня солдаты и офицеры 6-й и 42-й стрелковых дивизий стали «героическими защитниками Брестской крепости» только потому, что не смогли выйти из нее и начать действовать на своей полосе обороны в соответствии с боевым расписанием. А танкисты 22-ой дивизии не все даже успели добежать до своих машин... В результате возникла «прореха» минимум в 40 км — в нее и рванула 2-я танковая группа генерал-полковника Г.Гудериана. Встает закономерный вопрос: разве командующий ЗОВО, танкист и генерал армии (!) Д.Павлов не понимал, что размещать таким образом войска — нельзя?!...

Не менее странные вещи происходили на стыке ЗОВО и Прибалтийского военного округа (ПрибВО), ставшего Северо-Западным фронтом. Этот стык почему-то прикрывал 29-й Литовский (т.е. национальный) стрелковый территориальный корпус. В двух его дивизиях чуть ли уже не 22 июня вечером началось массовое дезертирство и переход на сторону противника военнослужащих-литовцев — ну и, разумеется, убийства русских командиров и политработников, преднамеренный вывод из строя техники, стрельба «в спину» русским военнослужащим из других частей Красной Армии. Здесь тоже возникла огромная прореха в обороне. В нее на Вильнюс и двинулась 3-я танковая группа генерал-полковника Г. Гота.

Но вопрос не в том, что многие подразделения 184-й и 179-й литовских дивизий 29-го стрелкового корпуса при первой же возможности повернули оружие против «красных оккупантов». Он, как подчеркивают эксперты, был сформирован на основе частей бывшей регулярной армии буржуазной Литовской республики. А за год сделать из национальной армии независимого государства лояльное советскому режиму тактическое объединение невозможно. Вопрос в другом: почему генерал-полковник (!) Ф.Кузнецов (командующий ПрибВО), зная о ненадежности 29 ТСК - тем не менее поставил его на самое уязвимое место: прикрывать «стык» с ЗОВО?..

А итог оказался таким. Танки Гудериана и Гота 28 июня (через неделю после начала войны!) соединились восточнее Минска: главные силы Западного фронта, закрывавшего направление на Москву, практически перестали существовать, потеряв около 420 000 человек из 672 000...

В этих условиях реализация второй части стратегического замысла Сталина свелась лишь к контрудару мехкорпусов Юго-Западного фронта в районе Дубно-Броды (с 24 по 29 июня). Да, он стал крупнейшим (по количеству участвовавших с обеих сторон машин) танковым сражением Великой Отечественной войны. Однако подходившие в районы сосредоточения с разных направлений, проделавшие марши в десятки, а то и сотни километров наши танковые батальоны и полки, даже не успев полностью сосредоточиться, часто не имея разведданных о противнике - немедленно и по частям бросались в бой. Удивительно ли, что для нас все закончилось катастрофой... Войска фронта отступили к старой советско-польской границе. А к середине июля танки вермахта были уже в пригородах Киева.

Таким образом, меньше, чем через месяц после начала войны ход событий окончательно показал: стратегический план Сталина реализован быть не может. Стало ясно, что дальше руководству СССР придется импровизировать, причем, с учетом тех реальных возможностей, которые у него остались: Северо-Западный, Западный и Юго-Западный фронты уже к середине июля (!) потеряли почти 12 тыс. танков, 4 тыс. самолетов, 19 тыс. орудий, а миллионы гражданского населения и значительная часть военных заводов остались на оккупированной территории...

****************************************************************

Весной 1945 г. предпринималась еще одна попытка уничтожения России как субъекта Высшей Миссии. В 1998 г. были опубликованы документы о военных планах У.Черчилля в отношении СССР на основе рассекреченных документов Государственного архива Великобритании. В частности, датированный 22 мая 1945 г. план экстренной операции «Немыслимое» («Unthinkable»).

Удар назначался на 1 июля 1945 г. объединенными англо-американскими силами. Есть основания считать, что задание премьер-министра было получено планировщиками в апреле 1945 г. Цель операции — навязать руководству Советского Союза «волю Соединенных Штатов и Британской империи»; планировалось закончить войну примерно там же, где намечалось авторами замысла «Барбаросса» — на рубеже Архангельск-Сталинград.

В операции планировалось участие также и 10-12 немецких дивизий, которых «союзники» держали нерасформированными в Шлезвиг-Гольштейне и в южной Дании. А стратегическая авиация США должна была уничтожить несколько крупнейших городов СССР, применив метод «огненного смерча», который был специально продемонстрирован в ходе налета на Дрезден.

Нелегальной резидентуре советской разведки в Англии («Кембриджская пятерка» во главе с К. Филби) удалось получить доступ к плану У. Черчилля. Поэтому за решением Сталина пойти на дополнительные большие жертвы в самом конце войны и 16 апреля штурмовать мощнейший берлинский укрепрайон (а не начать осаду города) кроется глубочайший смысл. Нам показали, что может стратегическая авиация союзников — мы покажем, что могут наши Сухопутные силы. В итоге, британские военные эксперты довели до У. Черчилля свою однозначную позицию: война с СССР в 1945 г. бесперспективна…

Но недавно открылась и вторая причина (о ней знали лишь несколько человек в высшем руководстве СССР) решения Сталина штурмовать Берлин и вообще любой ценой ускорить разгром гитлеровской Германии. Достоянием экспертного сообщества Европы стала фотокопия доклада руководства ГРУ Верховному главнокомандующему, датированного мартом 1945 г. (получена из архивов разведки бывшей ГДР). В нем сообщалось о том, что 3 и 25 марта 1945 г. на полигоне Ордруф (Ohrdruf) в Тюрингии были успешно проведены испытания двух тактических ядерных боеприпасов. Сталин, безусловно, понимал, что применение вермахтом ядерного оружия против Красной Армии могло бы существенно повлиять на ход (а может быть, и исход) боевых действий.

Необходимо рассказать еще об одной попытке уничтожения нашей страны, которую также не позволил реализовать Сталин.

В 1949 г. советская разведка получила доступ к плану военных действий против СССР «Дропшот» (Dropshot), подписанному президентом США Трумэном (День-Х - 1 января 1957 года). В соответствии с ним предполагалось сбросить на СССР 300 атомных и 250 тысяч тонн обычных бомб, уничтожив до 85% промышленного потенциала, а затем оккупировать страну силами 164 дивизий НАТО, в том числе 69 американских. Впоследствии территория Советского Союза делится на четыре «района ответственности»: Западная часть СССР, Кавказ - Украина, Урал - Западная Сибирь - Туркестан, Восточная Сибирь - Забайкалье - Приморье.

Вот что пишет М.Полторанин: до создания нашей страной термоядерного оружия и ракет большой дальности «сдерживающим фактором служила и деза, впрыснутая агентами в начальственные кабинеты Вашингтона под видом утечки сверхсекретной информации. Сообщалось, что в случае нападения США на СССР Сталин не начнет ввод танков в Западную Европу, как считали американские генералы, а даст старт операции «Каскад».

С чукотских, камчатских и других аэродромов она якобы предусматривала заброс нескольких советских десантных дивизий сначала на Аляску, оттуда в Канаду, а оттуда в северные штаты США. Они должны были захватить по очереди все аэродромы, удерживать над ними контроль, чтобы обеспечить беспрепятственную доставку в Америку... китайских диверсантов. Их цель — взрывать дома и предприятия, убивать, сжигать все что горит. Словом, американцев собирались потопить в крови и ужасе».

Это чрезвычайно важная информация. Но - вопрос: являлся ли план «Каскад» дезинформацией? Вот что известно достоверно. По решению Сталина, с весны 1948 г. (т. е. еще до получения информации о плане «Дропшот») на Чукотке в бухте Провидения, недалеко от поселка Урелики началось формирование 14-й десантной Армии (командующий - Герой Советского Союза генерал-лейтенант Н.Олешев). Планировалась высадка этой мощной военной группировки через Берингов пролив на побережье Аляски. С юга 14-ю армию должны были поддержть войска Дальневосточного военного округа: пять армейских корпусов - по два на Сахалине и Курилах, один – на Камчатке.

[В дополнение к управлению округа с 1947 г. была введена должность Главнокомандующего войсками Дальнего Востока, на которую был назначен маршал Р.Малиновский. Для справки: маршалом он стал в возрасте 46 лет, командовал Вторым Украинским фронтом, затем, летом 1945 г., командуя Забайкальским фронтом, организовал окружение и полный разгром японских войск.]

Осенью 1948 г. началось перебазирование на север авиации, в частности, 132-й Берлинский дальнебомбардировочный полк был переброшен на срочно реконструированный камчатский аэродром Елизово. По сообщениям экспертов, сразу же началось строительство блиндажей, огневых точек, казарм, бомбоубежищ. Тундра быстро превратилась в мощный укрепленный район. В начале 50-х гг. Урелики стали одной из крупнейших советских военных баз на Севере.

Ну а после создания в СССР ракетно-ядерного щита (соответствующие работы начались, как известно по решению Сталина) вопрос о превентивных «атомных ударах» по территории нашей страны — быстро сошел на нет…

6

А как оценить, с точки зрения «битвы за Россию», ситуацию сегодняшнего дня? Сначала одно замечание. Наша история показывает, что очень часто планы, разработанные противниками Создателя, на практике «вдруг» способствовали реализации тех или иных «пунктов» его Замысла. Разумеется, не случайно. Он часто «играет в игры» своих противников. Впрочем, «переиграть» Создателя невозможно. А что касается факта Его участия в этих играх — в Индии есть поговорка: «И джины (т.е. злые силы. — Ю.К.) строят Храмы».

Так, одним из «приемов» Создателя является «тактика адверза» — метод, доводящий до абсурда те или иные тенденции в развитии общества. Цель — модификация каких-то базовых позиций массового сознания, с целью управления поведением людей. Поскольку иначе переубедить взрослых, вполне сформировавшихся людей — невозможно.

Рассказывает М.Любимов, генерал разведки КГБ, в 1995 г. опубликовавший эссе: Операция «Голгофа». Секретный план перестройки. Жанр (как он сам чуть позже его назвал) — сатирическая антиутопия:

«В 1980 г. я возглавлял отдел прогнозирования в Первом Главном управлении КГБ (сейчас Служба внешней разведки). По указанию Ю.Андропова в моем отделе был начат прогноз возможных вариантов развития СССР. Использовались все информационные базы, самые современные западные ЭВМ, а также американские и отечественные методики, учитывались многочисленные факторы. В итоге — 10 вариантов, все они заканчивались полной экономической и политической катастрофой….

Отсюда и характер задачи, сформулированной Ю. Андроповым: система умерла, и восстановить ее невозможно, да и не надо, зачем нужен «живой труп». Необходимо окончательно уничтожить ее и построить на ее месте истинный социализм, который поддерживал бы весь народ! Любовь к социализму вырастет у людей из ненависти к капитализму. Поэтому мы должны ввергнуть СССР в дикий капитализм, где царит закон джунглей (вот «тактика адверза». — Ю.К.). Это будет невероятно большим испытанием для нашего народа, но иного пути нет! Пропаганда не сможет пробудить ненависти к капитализму. Только собственная практика людей!».

Так возникли 4 части плана «Голгофа»:

1) - развал политико-экономического устройства страны;
2) - переворот и форсированное внедрение «дикого капитализма»;
3) - направленное пролонгирование хаоса и неразберихи;
4) - системные реформы «сверху» социалистической направленности, которые поддержит народ.

Сценарий, который (в соответствии с планом «Голгофа») подготовил «к запуску» Ю.Андропов, а на практике осуществил М.Горбачев, выглядел, по-видимому, так:

- руководство партии объявляет умеренную экономическую реформу (нечто, вроде НЭПа), предусматривающую отмену сверхцентрализации планирования, расширение прав предприятий, передачу ряда полномочий в экономике республикам и областям;

- вскоре обнаруживается, однако, что сторонники реформирования находятся преимущественно в Москве, а руководство и аппараты обкомов, крайкомов и ЦК союзных республик, по большому счету, ничего менять (т.е. отдавать власть и рычаги управления местной экономикой) не желают;

- возникает тупик - с одной стороны, для сохранения СССР нужно скорейшее реформирование экономических отношений, с другой, партаппарат в своем большинстве не допускает такого реформирования;

- единственный выход это отобрать власть у противников реформ = вывести КПСС из контура управления страной;

- но КПСС это не просто партия, а «скелет», системообразующий «стрежень»; в этих условиях отмена 6-й статьи Конституции СССР о Коммунистической партии Советского Союза как «руководящей и направляющей силе советского общества» (в марте 1990 г.) не могла не привести к разрушению государства.

И еще один фактор, который должен был привести к краху. В период после 1985 г. произошла мощнейшая эрозия массового сознания, завершившаяся тем, что «марксизм-ленинизм» перестал восприниматься людьми как общесоюзная базовая идеология. Но Советский Союз, с политологической точки зрения, представлял собой «империю» - совокупность очень разных этносов.

И только базовая идеология в таких условиях могла создать и на практике создавала у живущих на территории СССР «надэтническую» идентичность - «гражданин Советского Союза». Естественно, с «уходом» «марксизма-ленинизма» прежние «граждане СССР» быстро превратились в просто совокупность этносов с различной культурой и национальной психологией (и со своими обидами!), которые уже ничто не цементировало.

Добавлю, что на основе плана «Голгофа» был произведен «перехват» власти Б.Ельциным и его командой с использованием специальной технологии, известной как «параллельный центр». А в августе 1991 г. в ходе «путча» была произведена итоговая «перекоммутация» всех стратегических каналов управления страной с М.Горбачева - на Б.Ельцина.

7

Теперь - собственно о дне сегодняшнем. Если исходить из задачи «модификации сознания» граждан России по логике — «Любовь к социализму вырастет у людей из ненависти к капитализму», можно утверждать: мы подошли к окончанию этапа № 3 плана «Голгофа».

В самом деле, вот результаты опроса Левада-Центра (проведен 18-21 января 2013 г. по репрезентативной всероссийской выборке городского и сель-ского населения):

На вопрос «КАКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА КАЖЕТСЯ ВАМ БОЛЕЕ ПРАВИЛЬНОЙ?» были получены такие ответы -

"та, которая основана на государственном планировании и распределении"
Февраль 1992 г. - 29%
Январь 2013 г. - 51%
"та, в основе которой лежат частная собственность и рыночные отношения"
Февраль 1992 г. - 48%
Январь 2013 г. - 29%

А вот экономические «итоги» пути России с 1992 г.

По оценкам МВФ, «в тени» сегодня находится минимум 47–50% российской экономики. Если учесть упущенные доходы, недополученные прибыли и негативные последствия для российской экономики от снижения производственной, инвестиционной и потребительской активности (с учетом мультипликативного эффекта), то реальные потери только от незаконного вывоза капитала в офшорные зоны достигают 2,5–3 трлн. долл. (оценки В. Жуковского).

Средние темпы роста валового внутреннего продукта в январе–апреле 2013 г. едва достигли 1,8%, а в мае зафиксирован рост близкий к статистической погрешности — на 1%. А в третьем квартале, как сообщил заместитель главы Минэкономразвития А.Клепач, рост ВВП был почти нулевым.

Но самое тревожное то, что российская экономика перестает реагировать на рост нефтяных цен. Так, за 2010–2011 гг. цены на смесь Brent выросли на 40%, а в 2012 г. — возросли до своих максимальных значений (111–112 долл. за баррель). И на таком фоне темпы роста нашей экономики «обвалились» с 4,9% в первые месяцы 2012 г. до 1,9% по итогам ноября 2012 г. Иными словами, произошло 2,5-кратное падение темпов роста ВВП при стабильно дорогой нефти.

Иными словами: нам пора немедленно переходить к 4 этапу плана — разворачивать социально-экономические реформы в интересах большинства населения. Одновременно это станет переходом к последнему эпизоду «битвы за Россию».

И мы обязательно должны его выиграть - в противном случае «Голгофа» Россию просто снесет…

Еще материалы на эту тему: 

Ю.А.Ковалев РОССИЯ. ВЕРНУТЬСЯ В БУДУЩЕЕ

Следуя лучшим традициям портала мы размещаем наиболее интересные темы, открытые на форуме в публикациях для связки материала в единый блок. Тема безопасности нашего государства является приоритетной для портала и мы сочли необходимым выделить тему Россия, которую в вынес на обсуждение кандидат философских наук, заместитель начальника Отдела общественных наук Президиума РАН Ковалев Юрий Александрович.

Все права защищены и охраняются законом. © 2009-2012 "QSec. Вопросы безопасности", © 2010 "ООО "ИД "Янтарный терем". Почтовый адрес: 236006  г. Калиниград, ул. Геологическая д.1
; тел/факс (4012) 960305; тел. (4012) 779-600
; е-mail - vb.kaliningrad@mail.ru

При поддержке Информационно-Аналитического Центра (ИАЦ) Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ) России
Автоматизированное извлечение информации без согласования с редакцией ресурса запрещено. При использовании материалов гиперссылка обязательна.
Для замечаний и предложений используйте контактную форму для зарегистрированных пользователей.
Правила использования материалов, опубликованных на сайте ИАП "Вопросы безопасности" и Соглашение о конфиденциальности.
О портале   О журнале "Вопросы Безопасности"